13 - Контрреволюционная сущность «рабочих» партий

Все партии и организации, которые
сегодня, даже «на определенных
условиях» или «критически»,
поддерживают государства или одни
фракции буржуазии против других во
имя «социализма», «демократии»,
«антифашизма», «национальной
независимости», «единого фронта»
или по принципу «меньшего зла»,
основывают свою политику на буржуазной
игре в выборы, антирабочей профсоюзной
деятельности или мистификации
самоуправления, являются органами
политического аппарата капитала
.
В частности, это относится к
«социалистическим» и
«коммунистическим» партиям.

Действительно, эти партии, будучи
одно время подлинными передовыми
отрядами мирового пролетариата,
впоследствии пережили процесс
перерождения и перешли в лагерь
капитала. Если Интернационалы, в
которые они входили (II
Интернационал социалистических и III
Интернационал коммунистических
партий) фактически прекратили свое
существование, несмотря на формально
сохранившиеся структуры, когда рабочий
класс потерпел историческое поражение,
они каждый по-своему постепенно
превратились в детали (зачастую
немаловажные) аппарата буржуазных
государств.

Так произошло с социалистическими
партиями, когда, зараженные реформизмом
и оппортунизмом, основные из них во
время первой мировой войны (знаменующей
собой конец II Интернационала)
под воздействием своего правого
«социал-шовинистского» крыла
перешли в лагерь буржуазии, поддержали
политику «национальной обороны»,
а затем открыто противостояли
послевоенному революционному подъему
вплоть до того, что сделались палачами
пролетариата, как это произошло в 1919
году в Германии. В итоге после первой
мировой войны эти партии поочередно
интегрировались в государственную
систему. Процесс их интеграции
окончательно завершился в начале 20-х
годов, когда последние пролетарские
течения в рядах этих партий были
подавлены или вошли в Коммунистический
Интернационал.

Точно так же и коммунистические
партии, в свою очередь, перешли в лагерь
капитализма после аналогичного
оппортунистического перерождения.
Этот процесс, начавшийся уже в первой
половине 20-х годов, продолжился после
роспуска Коминтерна. Он был отмечен
провозглашением в 1928 году теории
«строительства социализма в одной
стране» и в начале 30-х годов привел,
несмотря на ожесточенное сопротивление
левых фракций, закончившееся их
уничтожением, к полной интеграции
коммунистических партий в капиталистическое
государство, с их поддержкой национальной
буржуазии и вхождением в «народные
фронты». Активное участие компартий
в «Сопротивлении» во время второй
мировой войны и в послевоенном
«национальном восстановлении»
подтвердило, что они являются преданными
слугами национального капитала
и чистейшим воплощением контрреволюции.

Все так называемые революционные
течения, например, маоизм – разновидность
партий, окончательно перешедших на
сторону буржуазии, троцкизм – возникший
как реакция пролетариата на предательство
коммунистических партий и затем
переживший аналогичный процесс
перерождения, или традиционный анархизм
– находящийся на том же политическом
пути, так как разделяет некоторые
позиции социалистических и
коммунистических партий, например,
участие в антифашистских альянсах;
все они принадлежат к лагерю капитала.
То, что они менее влиятельны или
выдвигают самые радикальные лозунги,
ничего не меняет в буржуазной сути и
программ и характера, но делает их
полезными зазывалами или дублерами
крупных «рабочих» партий.