Предисловие

Итальянская
Коммунистическая Левая (“Sinistra
Italiana”)
остается сегодня практически
неизвестной – или, хуже того, известной
неправильно – даже в стране, в которой
она возникла, и в странах, в которых она
развивалась в эмиграции.

Возникнув
перед Первой мировой войной вокруг
Бордиги, который был ее вдохновителем,
она находилась в 1921 – 1925гг. во главе
Коммунистической партии Италии. В этот
период течение, возглавляемое Грамши,
играло только второстепенную роль
внутри партии, являясь ее правым крылом.
Коминтерну, при всем оказываемом им
давлении, было трудно избавиться от
левого руководства КПИ, поддерживаемого
большинством партии. Но в 1926г., после
Лионского съезда, старое бордигистстское
большинство было постепенно исключено
из партии. Вскоре после Лионского съезда
Бордига был арестован. После освобождения
он отошел от политической деятельности
и всецело посвятил себя своей профессии
инженера и архитектора. Он прервал свое
молчание только в 1944г.

Поэтому
Итальянская Коммунистическая Левая
продолжала свою борьбу без Бордиги и
за пределами Италии – в которой фашистские
законы запрещали любую организованную
политическую деятельность. Итальянская
Левая стала Левой Фракцией КПИ в 1927г.,
затем Фракцией Коммунистической Левой
в 1935г., и от своего основания в Пантене
до роспуска в 1945г. она претендовала на
идейное наследие партии, существовавшей
под руководством Бордиги. После перехода
в эмиграцию в 1926г. Итальянская
Коммунистическая Левая постепенно
потеряла все, что было специфически
итальянского в ее происхождении и
развитии. Это была группа итальянских
рабочих – иммигрантов во Франции и
Бельгии, которая продолжала изначальную
традицию КПИ. Будучи иностранными
рабочими, вынужденными покинуть родную
землю и горячо преданными традиции
Коммунистического Интернационала, они
не имели «ни нации, ни национальных
границ». «Итальянская» фракция
была подлинно интернационалистской.
Она существовала не только во Франции
и в Бельгии, но и в США. Несколько лет
она имела активистов в России. Ее
сторонники были в далекой Мексике.
Избежав замкнутости, столь сильной
среди политических групп эмигрантов,
она постоянно искала столкновения идей
со всеми левыми группами, исключенными
из Коминтерна: от троцкистов до левых
коммунистов, порвавших с Троцким.
Несмотря на серию разрывов с этими
группами, ее упорство в поддержании
международных дискуссий принесло плоды.
В 1937г. была создана Бельгийская Фракция,
возникшая в результате откола от
возглавлявшейся Энно Лиги коммунистов
– интернационалистов, а затем в 1944г.
появилась Французская Фракция. Это
показало неоспоримое распространение
влияния Итальянской Коммунистической
Левой – влияния, которое было, однако,
более идеологическим, чем организационным.
После того, как Итальянская Коммунистическая
Левая перестала быть специфически
«итальянской», в 1938г. она стала
Интернациональной Коммунистической
Левой. Было создано Интернациональное
бюро фракций.

Итальянская
левая была интернационалистской до
мозга костей – как по своим политическим
позициям, так и по своей деятельности.
Для этой маленькой группы рабочих
интернационализм означал отказ от
предательства дела мирового пролетариата.
В исторический период, исключительно
тяжелый для маленьких революционных
групп, оказавшихся все более изолированными
от пролетариата, она была одной из очень
немногочисленных организаций, решивших
плыть против течения. Она отказывалась
поддерживать демократию против фашизма;
она отвергала защиту СССР и борьбу за
«национальное освобождение». В
период, когда над всеми областями
общественной жизни безраздельно
господствовала война, Итальянская
Коммунистическая Левая без устали
призывала к революционному пораженчеству
против всех империалистических лагерей
– точно так же, как это делал Ленин в
1914г. Она неустанно пропагандировала
необходимость мировой революции как
единственного средства спасения мира,
агонизирующего в кризисах, войнах и
массовом терроре.

Несмотря
на враждебность, которую она встречала
в рабочей среде, огромное большинство
которой следовало за лозунгами Народного
фронта и «антифашизма», Итальянская
левая выдвинула свой собственный лозунг:
не предавать рабочий класс. Именно ради
этого она, уже находящаяся в изоляции,
сделала трудный выбор еще более
изолировать себя, чтобы упорно защищать
интернационалистскую позицию против
войны. Во время войны в Испании она была
единственной группой во Франции, которая
отказалась поддерживать – даже
«критически» – республиканское
правительство и призвала к «превращению
войны империалистической в войну
гражданскую». В этом ее поддержало
только меньшинство ЛКИ в Бельгии и
маленькая группа в Мексике, так что ее
изоляция стала тотальной – вплоть до
изоляции даже от таких групп, как
Коммунистический союз во Франции, ЛКИ
в Бельгии и Революционная Рабочая Лига
в США. Ценой, которую Итальянская Левая
заплатила за непримиримую защиту своих
позиций, стал раскол в ее рядах, что
привело к значительному сокращению
численности организации. Ослабленная
в количественном отношении, Левая
Фракция стала тем не менее после этого
раскола более сильной идеологически.
Когда вспыхнула Вторая Мировая война,
которая, на ее взгляд, должна была
произойти в более отдаленном будущем,
Итальянская Левая, вместе с голландскими
интернационалистами, Революционными
Коммунистами Германии и французскими
Революционными коммунистами, была одной
из немногих групп, которые выступили
против империалистической войны и
движения Сопротивления. Против войны
она выдвинула борьбу за пролетарскую
революцию, которая сметет все блоки и
военные фронты. Истреблению рабочих в
войне она противопоставила призыв к их
братанию поверх национальных границ.

Характеризуя
позиции Итальянской Коммунистической
Левой, некоторые историки и/или
политические противники приклеивали
к ней ярлыки «ультралевой» и
«бордигистской». На самом деле,
Итальянская Коммунистическая Левая не
была ни «ультралевой», ни
«бордигистской». С самого начала
она защищала себя от этих ярлыков. Она
не стремилась к «оригинальности»
своих позиций; несмотря на критику,
которой ее – наряду с Коммунистической
рабочей партией Германии (КРПГ) – подверг
Ленин в «Детской болезни левизны в
коммунизме» – она была прежде всего
левым крылом Коммунистического
Интернационала. Она хотела продолжить
революционную традицию первых двух
конгрессов Коминтерна. Вот почему,
несмотря на то, что она была одним из
первых левых течений, возникших в
Коминтерне, она покинула его в числе
последних – и покинула не по своей
доброй воле, а в результате исключения.
Обвиняемая в ультралевизне Троцким,
она несколько лет сотрудничала и
дискутировала с троцкистским течением,
пока не была исключена последним из
Интернациональной Левой Оппозиции. Она
возникла как непримиримое марксистское
течение перед Первой Мировой войной, и
осталась навсегда верна изначальной
непримиримости Коминтерна, хотя сам
Коминтерн позднее ушел в противоположном
направлении, приняв тактику «объединенного
фронта» и «рабочих государств».

Итальянская
Левая сохранила свое существование как
особое течение не потому, что стремилась
быть «экстремистской», а потому,
что ее политический опыт заставлял ее
развиваться и ставить под вопрос прошлые
схемы, которые оказывались устаревшими.
Она верила, что опыт Русской революции
не может превращаться в нечто священное,
но скорее должен быть подвергнут
безжалостной критике. Для нее марксизм
не был ни библией, ни сборником готовых
рецептов; его нужно было обогащать в
соответствии с опытом борьбы пролетариата.
Она отказывалась превращать Ленина и
Бордигу в иконы. Поскольку она верила,
что необходимо подвести итог русской
революции и всему последующему периоду,
делая это без предрассудков и не подвергая
кого-либо остракизму, она критиковала
определенные позиции Ленина и Бордиги,
которые тем не менее оставались для нее
частью собственной истории. Будь это в
вопросе о профсоюзах, о «национально
- освободительных движениях» или о
роли государства в переходный период,
она не боялась делать теоретические
новации, если считала это необходимым.
Для периода 1926 – 1945гг. она не может быть
охарактеризована ни как «ленинистская»,
ни как «бордигистская». Именно
проделанный ею критический «итог»
прошлого позволил ей пережить Вторую
мировую войну и существовать до настоящего
времени.

Продолжительное
существование Итальянской Левой,
ошибочно называемой «бордигистской»,
не может быть объяснено деятельностью
отдельных личностей, таких, как Отторино
Перроне (Верчези), являвшийся одним из
ее главных создателей и вдохновителей.
При всех своих личных блеске и таланте,
Перроне был прежде всего воплощением
теоретической и практической деятельности
каждого активиста. Его политические
колебания, в частности, поражающее нас
участие в «антифашистской коалиции»
в Бельгии в 1944- 1945гг., показывают, что
идеологическая последовательность
Итальянской Левой зависела куда больше
от организации как целого, чем от
отдельных индивидов. Используя выражение,
любимое самой Итальянской Фракцией,
каждый активист утверждал себя через
организацию, а организация утверждала
себя через каждого активиста. Если она
и прославляла «пролетарских вождей»,
таких, как Ленин, то делала это с целью
показать, что эти вожди синтезировали
органическую жизнь партии. Поэтому она
пыталась, насколько это было возможно,
придать анонимную форму деятельности
активистов, имевших больше всего общего
во взглядах. Поступая так, она действовала
в соответствии с идеями Бордиги 1920-х
годов. Бордига всегда стремился, чтобы
жизнь партии основывалась не на пассивном
следовании за вождями, но на политической
программе.

Удивительно,
что современные группы, претендующие
на традицию Итальянской Левой, замалчивают
свою собственную историю, хотя некоторые
из их активистов принадлежали к
Итальянской Фракции. Когда они вынуждены
говорить об «Итоге», они представляют
этот журнал как всего лишь издание
маленькой группы итальянских эмигрантов,
и молчат о позициях, в нем защищавшихся.
Это верно, например, относительно
Интернациональной Коммунистической
Партии, представленной во Франции
журналом “Programme Communiste”’, а
в Италии газетой “Programma
Comunista”. Все
время утверждая о своей
полной преемственности с Итальянской
Левой после 1921г., неизменности ее позиции
и абсолютной верности позициям Ленина
и Бордиги 1920-х годов, она тем не менее
тщательно хранит политическое молчание
о Итальянской Фракции между 1926 и
1945годами.

На
самом деле в истории Итальянской
Коммунистической Левой есть важный
разрыв в 1943 – 1945гг., когда в Италии была
создана Интернационалистская
Коммунистическая Партия (ИнтКП). Это
привело к роспуску Итальянской Фракции
во Франции и в Бельгии, так как большинство
ее активистов вступили по одиночке в
новую партию, даже не зная ее программу.
На радостях от присоединения к ИнтКП,
имевшей тысячи активистов и руководимой
столь уважаемыми лидерами, как Дамен,
Бордига и позднее Перроне, многие из
старых разногласий были забыты мгновенно,
многие активисты вступили в ИнтКп в
надежде увидеть старую партию Бордиги,
восстановленную в нетронутом виде.
Увлечение собственной силой привело к
тому, что ИнтКП стала проводить сектантскую
политику, очень отличавшуюся от политики
Фракции Коммунистической Левой во
Франции и в Бельгии. Она отказалась от
любых дискуссий и столкновения позиций
даже с теми, кто, как РКГ – РК отказался
поддержать империалистическую войну
и сохранил интернационалистские позиции.
На самом деле она даже исключила
Французскую Фракцию, которая хотела
сохранить традицию «Итога» и
которая вывела итальянскую и бельгийскую
фракции из спячки во время войны.

Через
несколько лет новая партия в Италии
пережила глубокий кризис, вылившийся
в серию расколов и уходов. «Партия»
увидела свои силы значительно
сократившимися и стала маленькой
организацией революционеров, которые
упорно называли себя партией, хотя для
того, чтобы быть настоящей партией, не
имели ни средств, ни возможностей в
период, когда они – точно так же, как в
1930-е годы, - находились в глубокой
изоляции. В 1952г. тенденция Дамена,
создавшая в 1943г. ИнтКп, отделилась от
чисто «бордигистской» тенденции
– после нескольких лет дискуссий с
Бордигой, который формально даже не был
членом партии. После этого чисто
«бордигистская» тенденция вернулась
к тезисам Бордиги и Ленина 1920-х годов,
и поэтому с полной последовательностью
отвергла все развитие теории, проделанное
«Итогом», «Октябрем» и
«Коммунизмом» в 1930-е годы.

Из
всех существующих сегодня групп
Итальянской Левой только Интернационалистская
Коммунистическая Партия (“Battaglia
Comunista”) – созданная
тенденцией
Дамена в 1952г. – претендует на преемственность
с «Итогом». Во время раскола 1952г.
большинство членов бывшей Итальянской
Фракции 1926 – 1945гг. присоединились к
тенденции Дамена.

Интернациональное
Коммунистическое Течение (ИКТ), хотя и
не возникло непосредственно из Итальянской
Коммунистической Левой межвоенного
периода, претендует на преемственность
с «Итогом» и Французской Фракцией,
которая после 1945г. пыталась развивать
свои позиции в журнале «Интернационализм».
Именно ИКТ опубликовало больше всего
текстов «Итога» на разных языках.

Издание
нами истории (точнее говоря, краткого
очерка истории) Итальянской Коммунистической
Левой покажется многим пустой тратой
времени. Но Итальянская левая имела
политическую важность и влияние,
значительно превосходящие ее количественные
размеры. Сегодня, когда вся мировая
буржуазия больше, чем когда-либо, кричит
про «смерть коммунизма», когда
ложь, будто сталинизм и коммунизм – это
одно и то же, достигла точки пароксизма,
необходимо показать, что именно подлинные
коммунисты боролись против этой лжи с
самого начала, и что они смогли как
сохранить, так и критически развить
истинные достижения Октябрьской
революции против всех искажений и
извращений сталинистской контрреволюции.

Наличие
сегодня множества групп, происходящих
из более или менее мифической Итальянской
Левой, историю которой они искусственно
реконструируют, а на самом деле – просто
скрывают, требует изучения малоизвестного
периода существования Итальянской
Левой в эмиграции в 1926 – 1945гг. – во
Франции и в Бельгии (но также и в США), и
в Италии, от Лионского съезда 1926г. до
1945г., когда произошло растворение
Итальянской Левой в новой партии.

Мы
не скрываем огромных трудностей,
связанных с нашей работой. Ни в Италии,
ни во Франции, ни в Англии практически
не существует ни одного исследования
об этом решающем периоде. В Италии
бордигистское течение известно лучше,
чем во Франции, но изучение его часто
искусственно ограничивается периодом
до 1926г. Понемногу переиздаются работы
Бордиги, написанные в период, когда он
возглавлял Коммунистическую партию
Италии. Выходят многочисленные
исследования, посвященные этой партии
и ее происхождению, в которых все больше
говорится о важной роли Бордиги, а Грамши
и Тольятти ставятся на должное место.
Но подобные исследования часто
ограничиваются личностью Бордиги, и
мало говорят о течении, которое он помог
сформировать. На несколько честных
работ (в частности, работ Де Клементи)
приходится много книг, написанных
активистами Итальянской Коммунистической
Партии или левацких групп, заведомой
целью которых является показ «сектантства»
и даже «инфантилизма» бордигизма
– с целью противопоставить ему
грамшианство. Такой революционер, как
Бордига, и сегодня вызывает самые
ожесточенные страсти, так как позиции,
которые он защищал, воплощены в
существующем до настоящего времени
политическом течении.

Во
Франции трудно найти какое-либо
исследование о «бордигистском»
течении до 1926г. В силу политической моды
сталинистские или левацкие лидеры и
идеологи, ищущие себе исторического
предшественника, менее скомпрометированного,
чем Сталин, придумали «грамшианство».

Не
существует никакого исследования
деятельности Итальянской Фракции в
1926 – 1945гг., кроме короткой заметки,
опубликованной в журнале ИКТ «Международное
обозрение». Несколько сборников
текстов Итальянской фракции, изданных
во Франции парижским издательством
10/18, а в Испании барселонским
издательством “Encetera”,
показывают рост интереса к деятельности
“бордигистского” течения
во Франции
и в Бельгии.

При
осуществлении нашего замысла мы опирались
прежде всего на тексты и газеты,
издававшиеся Итальянской и Бельгийской
Коммунистической Левой в 1928 – 1939гг.,
Итальянской и Французской Фракциями с
1942г., ИнтКП в 1943 – 1945гг. Опубликованные
на итальянском и французском языках,
они показывают эволюцию течения в
соответствии с развитием политических
событий. Мы не пренебрегали внутренними
бюллетенями, печатавшимися после
1931года в дискуссиях с Троцким, в 1937 –
1938гг. (“Il Seme Comunista”), в 1943 –
1944гг. (“Международные бюллетени
Итальянской Фракции), когда могли
получить к ним доступ.

Если,
к счастью, издания «Прометей»,
«Итог», «Октябрь», «Коммунизм»
можно найти в разных библиотеках Европы
(в Милане, Париже – Нантерре, Амстердаме,
Брюсселе), то по-другому обстоит дело с
архивами активистов левой фракции.
Пустота в этой области заполняется
постепенно благодаря архивам Перроне
в Нантерре и Пьеро Корради в библиотеке
Фолоники. Можно надеяться, что подобный
пример будет иметь продолжение и сделает
Итальянскую Левую более известной.

Мы
не пренебрегали донесениями итальянской
полиции, которые можно найти в архивах
Перроне. После 1944 – 1945гг. активисты,
преследовавшиеся фашизмом после 1922г.,
на короткое время получили доступ к
касающимся их полицейским донесениям
и документам. Нет нужды говорить, что
архивы французской и бельгийской полиции
будут недоступны еще долгое время.

Чрезвычайно
полезными для нас оказались воспоминания
Пьеро Корради о «Коммунистическом
пробуждении» и о меньшинстве «Итога»
во время испанской войны. Точно так же
были полезны воспоминания живых
активистов Итальянской Фракции. По
понятным причинам мы ссылались на их
псевдонимы, а не на настоящие фамилии,
если только они давно уже не отошли от
активной политической деятельности,
например, в Италии.

Если
мы в нашем исследовании иногда называли
имена и псевдонимы умерших революционеров,
то делали это не только из-за заботы
историка быть настолько скурпулезным
и точным, насколько это возможно. Мы
знаем, что Итальянская Коммунистическая
Левая старалась действовать как
организация, а не как сумма индивидов.
Она проявляла себя в анонимных публикациях,
а не выдвигала вперед знаменитые имена.
Но все организации – и Итальянская
Левая не была исключением – проходят
иногда через период разногласий, которые
кристаллизуются в тенденции, группирующиеся
вокруг тех людей, которые являются
наиболее известными и решительными
выразителями этих тенденций. Итальянская
Фракция больше, чем какая-либо другая
революционная организация отказывалась
скрывать возникавшие внутри нее
разногласия за фасадом монолитного
единства. Она всегда стремилась облегчить
выражение политических разногласий,
даже если их проявляли лишь немногие
активисты.

Прежде
всего мы надеемся извлечь Итальянскую
Коммунистическую Левую из тотальной
анонимности, и призываем ее живых
активистов, а также семьи умерших,
исправить возможные исторические
ошибки, чтобы улучшить историю течения,
которое должно стать известно, и сломать
молчание об этой истории.

В
конце предисловия мы выражаем
признательность госпоже Анни Морелли,
дочери сторонника Итальянской Левой,
которая имела любезность послать нам
заметки, которые она сделала о «бордигистах»
в своей работе, посвященной итальянской
эмиграции в Бельгии. Они оказались очень
полезными, особенно та их часть, где
говорилось о «Завтрашней Италии»
и о роли Верчези в антифашистской
коалиции.

Мы
сознательно решили говорить прежде
всего о политических позициях
«бордигистского» течения, показывая
его прогрессивную эволюцию, обусловленную
историческим контекстом. Не пренебрегая
социальной историей Итальянской Фракции
или ее организационной историей, мы
сочли особенно важным и необходимым
выдвинуть на первый план ее политические
позиции. Они отражают целый исторический
период после Русской революции, период,
богатый дебатами, которые, учитывая
важность поднятых вопросов далеки от
завершения.

История
Итальянской коммунистической Левой
может быть только политической, потому
что как поднимавшиеся ею вопросы, так
и дававшиеся ответы, были и остаются
политическими. Мы горячо убеждены, что
Итальянская Коммунистическая Левая не
остается мертвым прошлым, но проникает
в будущее благодаря богатству ответов,
сделанных ею в 1930-е годы.