Белоруссия: что авторитарный режим, что демократия – суть капиталистической эксплуатации остается неизменной

После победы Александра Лукашенко на президентских выборах 9 августа 2020 года, во время которых власть использовала массовые фальсификации и запугивания, по призыву оппозиции толпа вышла на улицу. Десятки тысяч людей, размахивая национальными флагами, протестовали против режима и требовали «свободных выборов». Еще во время избирательной гонки главный оппозиционный кандидат Светлана Тихановская собирала многолюдные митинги. Вскоре после объявления результатов голосования профсоюзы, связанные с оппозицией, призвали к всеобщей забастовке. Как и в случае с демонстрациями, забастовки распространились по стране, даже по таким знаковым предприятиям, как БелАЗ (карьерная техника) и МТЗ (тракторы). «Последний диктатор Европы», находящийся у власти уже четверть века, стал жестко подавлять демонстрации, увеличивая количество арестов и избиений (некоторые из которых привели к летальным исходам).

Лукашенко, лидер страны, находившейся под влиянием России после распада СССР, оказался в политической осаде. Тридцать лет назад режимы Восточной Европы рухнули один за другим, что явилось ярким выражением дезорганизации государственного аппарата, лживо названного «советским», и банкротства его империалистической стратегии. Но режим в Белоруссии оставался у власти, главным образом, благодаря жестким репрессиям. Тот факт, что сегодня в Восточной Европе сотрясаются последние пережитки сталинизма, показывает, что данный анахронизм находится на грани исчезновения под многочисленными ударами того же самого процесса распада империалистических союзов, который привел к исчезновению Восточного блока. В очередной раз страна, имеющая стратегическое значение с точки зрения России, стремится к сближению с Западом, и это порождает все больший хаос, подобный нынешнему политическому бардаку на Украине[1].

Прозападная оппозиция во главе с Тихановской воспользовалась плачевной экономической ситуацией (массовая безработица, опасность потери рабочих мест и т.д.) и пагубными последствиями бездеятельности правительства в отношении пандемии, чтобы вывести толпу на улицу и призвать к забастовкам. Но рабочий класс ничего не выиграет, если позволит втянуть себя в конфликт между разными фракциями белорусской буржуазии, каждая из которых поддерживается империалистическими стервятниками, готовыми наброситься на добычу.

Напротив! Все так называемые «революции», направленные на освобождение от «коммунизма» или от русского «Большого Брата», установили буржуазные и эксплуататорские демократические режимы, которые из-за кризиса еще сильнее ухудшили жизнь эксплуатируемых. Все так называемые «революции» в пользу демократии были ареной особенно циничных империалистических маневров: когда не Западный блок использовал свои пешки для ослабления лагеря противника, а именно СССР отталкивал лидеров в сторону, чтобы удержать собственное влияние, как в 1989 году, когда СССР поддержал свержение «социалистического» Николае Чаушеску, чтобы освободить место для пророссийской клики. В 2004 году, спустя много времени после развала Союза, на Украине разразилась «оранжевая революция», приведшая к власти глубоко коррумпированных прозападных персонажей, таких как аппаратчик Виктор Ющенко и «газовая принцесса» Юлия Тимошенко. Повторение «Оранжевой революции» привело к гражданской войне, раздроблению страны, военному вмешательству России, всеобщему хаосу, страданиям и бедности. Сегодня на осколках СССР правят в основном коррумпированные и авторитарные режимы, результатом правления которых являются плачевные условия жизни и рост безработицы.

В Белоруссии проевропейская буржуазия также использует население как довесок для маневрирования против существующей власти. 14 августа, сбежав в Литву, Тихановская объявила о создании «Координационного совета» для обеспечения мирной передачи власти и проведения новых выборов. Для демократического крыла буржуазии все сводится к отстранению Лукашенко от власти и убаюкиванию рабочего класса обещанием выборов. Но выборы ничего не дают рабочему классу, независимо от того, проводятся ли они в соответствии с «международными нормами» (как того требует «Координационный совет») или являются откровенно сфальсифицированными, они остаются чистой мистификацией, единственная их функция – политически ослабить пролетариат. В конце концов, победу одержит исключительно буржуазия и ее классовые интересы. Противоречия капитализма никуда не денутся; эксплуатация рабочих, бедность и войны не исчезнут просто потому, что буржуазия организовала «честные выборы».

Достаточно взглянуть на родословную «президиума» «Координационного совета», чтобы это понять. Помимо Тихановской, торопившейся наладить контакты с канцеляриями западных правительств, чтобы добиться поддержки своей «революции», наиболее заметной «революционной» фигурой является ни кто иной, как Светлана Алексиевич, бывшая лакейски-послушной писательницей во времена правления Брежнева и членом государственного Союза писателей СССР, с выгодой для себя сменившая пластинку и осудившая «красных», что принесло ей в дополнение к наградам «советского» государства Нобелевскую премию по литературе в 2015 году. В «Совет» также входят юристы, профсоюзный деятель (лидер забастовочного комитета МТЗ), бывший лукашенковский министр Павел Латушко (еще один персонаж, почуявший новое направление ветра) и лидер Белорусской Христианской Демократии – организации пещерных гомофобов.

Но разве на заводах не происходят забастовки? Стачечные комитеты и общие собрания – разве это не доказательство того, что мы видим пролетарское движение? Таков аргумент, выдвигаемый левыми партиями, в частности троцкистами[2]? Но одного присутствия рабочих на протестах недостаточно, чтобы трансформировать протесты в движение рабочего класса. На самом деле забастовки полностью контролировались профсоюзами, в частности, Белорусским Конгрессом Демократических Профсоюзов (БКДП), цель которого – забота «о судьбе нашей Беларуси» и «обеспечение скорейшего транзита власти»[3]. Именно профсоюзы, эти сторожевые псы капитализма, созывали собрания и проводили забастовки с единственной целью – заставить Лукашенко уйти в отставку. Белорусский Конгресс Демократических Профсоюзов также связан со многими международными профсоюзными организациями (Международной конфедерацией профсоюзов, Международной организацией труда) и извлекает выгоду из многолетнего опыта данных профсоюзных органов по контролю над рабочим классом и подрыву пролетарской борьбы.

Эти забастовки не являются ни «шагом вперед», ни предпосылкой для классового движения. Это трясина, ослабляющая пролетариат на всех уровнях, подчиняя буржуазии. Помимо иллюзий, которые он сеет в самой Белоруссии, правящий класс также использует данное движение повсюду в мире, чтобы заставить рабочих думать, будто буржуазная демократия является высшей целью политики.

Рабочий класс не может выбирать один буржуазный лагерь против другого, он не может позволить, чтобы его втянули в профсоюзы или самые «найдемократичнейшие» буржуазные партии. Нападки на условия жизни и труда, совершаемые режимом Лукашенко – это то же самое, что навязывают трудящимся демократические правительства во всем мире. Капиталистическая система находится в кризисе и больше ничего не способна предложить человечеству.

Единственная альтернатива скатыванию капитализма в варварство – это всемирная пролетарская революция, которая является единственным путем к подлинно коммунистическому обществу. Но дорога, ведущая к революции, длинная, трудная и извилистая. Рабочий класс может пойти по этому пути лишь борясь за собственные требования, особенно против политики жесткой экономии, проводимой государством, чтобы он мог вооружиться опытом противостояния буржуазии и препятствиям, которые правящий класс постоянно ставит на его пути, такие как тред-юнионизм и защита демократии. Для пролетариата жизненно важно извлечь уроки из этой борьбы, чтобы восстановить свою классовую идентичность и подготовить почву для будущей революционной борьбы.

Но чтобы двигаться в этом направлении, классу также необходимо заново усвоить уроки прошлой борьбы, например, той, что была в Польше в 1980 году.

Сорок лет назад забастовка, начавшаяся на верфях Гданьска, со скоростью лесного пожара распространилась по всей стране. Общие собрания были действительно массовыми и самостоятельными. Переговоры с правительством Войцеха Ярузельского велись публично, а не в тиши государственных кабинетов. Массовая забастовка в конечном итоге оказалась подавлена «свободным и демократическим» профсоюзом «Солидарность», который завел рабочих в тупик. После падения Восточного блока первые «свободные» выборы (и щедрые американские финансы) привели к тому, что лидер «Солидарности» Лех Валенса занял пост президента страны. При его власти политика жесткой экономии ужесточилась.

Демократические или авторитарные, левые или правые, все фракции буржуазии реакционны, даже когда их возглавляет «дама приятная во всех отношениях» с хорошим английским языком. Сегодня в Белоруссии, как вчера в Польше, эксплуатируемым ничего не дадут якобы свободные выборы! Тихановская или Лукашенко – это одна и та же капиталистическая эксплуатация!

EG, 31.08.2020

 

Примечания:

[1] В другой статье мы вернемся к империалистическим ставкам, связанным с Белоруссией, и значению социального разложения в этих событиях. Покушение на убийство Алексея Навального, проевропейского противника Владимира Путина, является частью той же динамики империалистического соперничества.

[2] Весьма прискорбно, что такой искаженный взгляд на классовую борьбу имеет место даже в пролетарской политической среде, некоторые представители которой рассматривают это манипулирование рабочими как «первый шаг вперед», вместо того, чтобы раскрыть буржуазную природу данного движения и опасность этой ловушки для пролетариата. В статье «Между империалистической враждой и классовыми движениями» товарищи из Интернационалистической коммунистической тенденции утверждают, что «Единственным положительным моментом является широкое участие рабочего класса. Остановка производства и прерывание цепочки получения прибыли – единственный действительно классовый элемент в движении; однако очевидно, что этого недостаточно. Это, конечно, хорошее начало, но нужно большее».

[3] «Александр Ярошук – о создании Национального стачечного комитета: Промедление - смерти подобно», из интервью изданию «Белорусский партизан» (https://belaruspartisan.by/politic/509539/).