Конференция в Москве

В июле этого года в Москве состоялась конференция, посвященная Октябрьской революции 1917 года и организованная Научно-просветительским центром «Праксис». Организаторы мероприятия не просто отметили годовщину одного из событий российской истории. Эта встреча предоставила возможность провести серьезную дискуссию между различными течениями и позволила революционным группам изложить и отстаивать свои точки зрения, способствовав, таким образом, осмыслению грандиозного, имеющего международное значение исторического опыта пролетариата, где он явил свой революционный потенциал, разрушил капиталистическое государство и, объединившись в рабочие советы, осуществлял политическую власть над огромной территорией.

Интеллектуальная атмосфера, благоприятствующая дискуссии

Разумеется, «Праксис» и наша организация стоят на разных позициях по целому ряду вопросов. Тем не менее, центр еще раз продемонстрировал, что способен предоставить форум для открытой дискуссии всем тем, кто ищет политической последовательности в своем стремлении к общественному переустройству,  - силам, возникшим и развивающимся в России с начала 1990-х гг.

Отказ от заведомого неприятия иной точки зрения и готовность участников конференции внимательно слушать аргументацию других и серьезно отвечать на поставленные вопросы, а также общее стремление отделять мифы, проповедуемые той или иной пристрастной сектой, от исторической правды, свидетельствуют не просто о приверженности пролетарским ценностям.

Все это непосредственно способствует развитию борьбы пролетариата. Будучи угнетенным классом, который не получает никакой материальной поддержки в нынешнем обществе, пролетариат не имеет в своем распоряжении  иного оружия, кроме своей организации и сознательности. Чтобы его политическая активность развивалась в правильном направлении, он должен обрести сознательность и освободиться от влияния мифов. А для этого необходимы серьезные политические дискуссии в атмосфере интеллектуальной честности, поиск истины, беспристрастный идейный анализ.

Дух открытости, нетерпимость ко лжи, которыми, бесспорно, была отмечена конференция, позволили провести открытую дискуссию, рассмотреть существующие разногласия в ходе серьезного обмена аргументами, обсудить  различные идеи и политические позиции. Поскольку каждый имел возможность со знанием дела высказаться по затронутым вопросам, дискуссия вышла на уровень, позволивший поставить под сомнение наиболее распространенные предрассудки.

Первая массовая и сознательная революция в истории

Во время конференции мы выслушали немало аргументов, повторяемых на протяжении 90 лет в отношении большевиков или окончательного поражения русской революции. Но одним из наиболее важных результатов дискуссии следует считать разоблачение величайшей лжи ХХ века, распространением которой на протяжении десятилетий занимались господствующие классы во всех своих разновидностях, фашистской, сталинистской и демократической - речь идет об отождествлении сталинского режима с коммунизмом и большевиков с варварской номенклатурой, которая так долго правила в России. Ложь эта обрела новое дыхание с распадом Восточного блока в 1989 году и в ходе буржуазных кампаний, объявляющих об окончании классовой борьбы и полном торжестве буржуазно-демократической системы ввиду отсутствия ей реальных альтернатив.

Один участник конференции сразу же заявил: «Революция в России была порождена глобальным кризисом мировой войны и ставила своей целью изменение общества, самих основ общественной жизни». ИКТ отстаивало ту точку зрения, что Октябрь 1917 года явился ответом рабочего класса на начинавшийся упадок капитализма, нашедший выражение в первой мировой войне; русская революция служила отправной точкой для мировой пролетарской революции. Она была не просто результатом особой исторической ситуации, а продуктом осознанных коллективных действий масс. С созданием рабочих советов (советов рабочих и солдатских депутатов), органов, позволивших пролетариату выковать свое единство и углубить сознательность, этот класс добился политической гегемонии.  Период с февраля по октябрь 1917 года показал, как рабочие из подчиненной и разобщенной массы превратились в сплоченный класс, способный совершить революцию и захватить политическую власть. Пролетарское восстание октября 1917-го не имело ничего общего с путчем: к нему привели стремления огромной массы рабочего класса.

Участники дискуссии сошлись в понимании подлинной роли большевиков. Один из выступавших подчеркнул, что «большевики и некоторые поддержавшие их анархисты оказались единственными, кто воплощал и последовательно отстаивал в политическом плане идею об изменении основ общественной жизни и устройства общества». Несколько участников отметили глубокое различие между интернационализмом большевиков, которые отважно сражались за то, чтобы пролетарская революция охватила мир, и национализмом сталинистов, способствовавших уничтожению рабочих не только в России, но и, например, в Китае в 1927-28 гг. Оригинальная постановка проблемы была дана в выступлении одного из докладчиков, который рассказал о малоизвестной стороне большевизма: заботе об окружающей среде и опытах в сфере экологии, которые получили поддержку Ленина. «Все течения, выступавшие за подобный подход, сгинули во время сталинского террора». Показав, что «разрушительный "продуктивизм", получивший развитие в СССР начиная с 1930-х гг., не имел ничего общего ни с марксистским видением отношений человека и природы, ни с большевизмом; этот чудовищный курс стал порождением сталинизма», - оратор пришел к заключению: «И в этом плане следует проводить различие между большевизмом и сталинизмом».

Понятно естественное недоверие, какое вызывает понятие диктатуры пролетариата после того, как сталинизм на протяжении десятилетий оправдывал им свои преступления. Открытость участников конференции к дискуссии позволила революционным организациям изложить свои основные аргументы в том, что касается формы правления рабочего класса.

Хотя товарищи из КРАС заявили, что не признают концепцию диктатуры пролетариата, они подчеркнули, что выступают за революцию, которая установит принцип «каждому по его потребностям». Представитель ГПРК заявил: «В отношении государственного аппарата принуждения рабочий класс должен прибегнуть к насилию; диктатура пролетариата - это диктатура рабочих советов, общих собраний трудящихся. Обойтись без этого невозможно». По мнению ИКТ, русская революция как раз и позволила международному рабочему движению извлечь важнейший урок: политическая власть пролетариата не может быть воплощена ни в государственном аппарате, ни в господстве партии. Революционными органами власти огромного трудящегося большинства над буржуазным меньшинством являются рабочие советы.

Естественно, участники конференции не обошли вниманием такие вопросы, как окончательное поражение революции и классовая природа СССР. В этом ряд выступающих согласились с ИКТ и даже развили ее точку зрения о том, что пролетарская революция по своей природе является международной и развивается во всем мире. В отличие от буржуазных измышлений, согласно которым русская революция переродилась, а затем погибла в первую очередь по причинам внутреннего порядка, было показано, что пролетарская революция потерпела поражение из-за своей изоляции, невозможности распространиться на другие страны. Ее судьба зависела прежде всего от успеха рабочих восстаний в мире. Так, один из выступающих признал, что «в случае распространения революции на другие страны судьба большевизма оказалась бы иной». Один из активистов КРАС высказался в том же духе: «Бывали моменты, когда потенциал революции в мире мог реализоваться, однако мировая революция потерпела поражение». И хотя «можно допустить, что некоторые действия большевиков создали определенные условия для возникновения сталинизма, но отсюда вовсе не следует автоматическое вытекание сталинизма из большевизма». Сталинизм не является продолжением большевизма и октябрьской революции - он их могильщик и палач.

Участники конференции отвергли некоторые интерпретации характера СССР в период после 1920-х гг. (например, тезис о формировании там «азиатского способа производства» или сведение проблемы к результатам разрухи и экономического кризиса, породившего «"казарменному социализму", который гарантировал какой-то минимум для всех»). Очень ясно выразился один из активистов КРАС: «Советским Союзом управляла буржуазия; в 1992 году она лишь сбросила всякое прикрытие. Конституция 1936 года являлась совершенно буржуазной. Буржуазный характер СССР основывался на существовании наемного труда и продаже рабочей силы. Номенклатура - это и была буржуазия».

Какие пути открываются сегодня для классовой борьбы?

В ходе конференции, естественно, был затронут и вопрос о нынешнем положении пролетариата, а также, в связи с произошедшими недавно в России забастовками, о перспективах, открывающихся ныне для классовой борьбы, и ответственности, ложащейся в данной ситуации на организованное меньшинство. Одним из наиболее важных в этом контексте стало выступление представителя КРАС. Он разъяснил позицию своей организации, которая решительно осудила антипролетарские действия профсоюзов во время выступления рабочих завода «Форд» в Санкт-Петербурге против увеличения продолжительности рабочего дня. Было отмечено, что эти события выявили четкую разграничительную линию между теми, кто видит залог силы рабочего класса и условие его освобождения в движении по пути к пролетарской революции, а следовательно, в самоосвобождении масс, руководстве борьбой через общие собрания трудовых коллективов, укреплении действенной солидарности между работниками различных отраслей -- и теми, кто убеждает, будто профсоюзная деятельность является полезным методом борьбы, и политика реформ может дать что-то рабочим как «первый шаг на пути вперед». В своем выступлении, получившем полную поддержку со стороны ИКТ, представитель КРАС обоснованно показал, что «политика реформизма и социального партнерства есть ложь и обман, и толкать рабочих на этот путь -- значит подвергать их опасности. Настоящая борьба за улучшение положения и изменение общественного устройства ведется не при помощи тред-юнионизма. Профсоюзы выступают повсюду как посредники, которые соглашаются от имени трудящихся на увеличение продолжительности рабочего дня и снижение зарплаты. Как старые, так и новые профсоюзы проводят одну и ту же политику».

ИКТ поддержало тезис КРАС о том, что «стратегия профсоюзов - пораженческая», что всегда и везде профсоюзное руководство, как показывает опыт последних десятилетий, приводит рабочую борьбу к тяжелым поражениям. Ибо «исторически функции профсоюзов претерпели изменения, и процесс перерождения привел их к интеграции в государственную систему» (КРАС).

Представитель КРАС провозгласил: «Классовая борьба навязана пролетариату буржуазией, и единственный выбор для него - между покорностью и борьбой. Смирение в этой ситуации ставит под вопрос само человеческое достоинство». Перед рабочим классом встает альтернатива: либо доверить руководство борьбой профсоюзным органам, саботирующим движение, лишающим рабочих возможности действовать, отклоняющим их от цели  и уводящим в тупик; либо избрать стратегию «прямого действия, организуемого общими собраниями, которые представляют собой, если использовать выражение Ленина, школу коммунизма, где рабочие учатся самостоятельно действовать и мыслить» (КРАС).

Действительно, рабочий класс проявляет всю свою мощь лишь тогда, когда самоорганизуется, берет борьбу в свои руки и развивает боевую солидарность. Только та борьба, в которой действуют общие собрания, и которая ведется помимо профсоюзов и вопреки им, а также включает взаимодействие с другими отраслями (как, например, продемонстрировало движение студентов - молодых пролетариев во Франции весной 2006 года) - только такая борьба способна заставить отступить правительство и буржуазию.

Сегодня, когда от мирового революционного подъема 1920-х годов нас отделяет почти целое столетие, проявления классовой борьбы во всех мире доказывают не только то, что пролетариат остался революционным классом, но и то, что в нем вновь зреет дух 1917 года.