8 - Мистификация парламентаризма и выборов

В период наивысшего подъема
капиталистической системы парламент
представлял собой форму, наиболее
соответствующую организации политической
жизни буржуазии. Чисто буржуазный
институт, он никогда не давал больших
возможностей для деятельности рабочего
класса, и участие в его работе и
предвыборных кампаниях было чревато
для последнего значительными
опасностями, о которых не уставали
упоминать революционеры прошлого
столетия. Однако в период, когда
революция не стояла в порядке дня и
пролетариат мог добиться от системы
проведения благоприятных для себя
реформ, участие в выборах позволяло
ему осуществлять давление в пользу
этих реформ, использовать предвыборные
кампании как средство пропаганды и
агитации за пролетарскую программу,
а парламент – как трибуну для обличения
позорной буржуазной политики. Вот
почему на протяжении всего XIX
столетия борьба за всеобщее избирательное
право представляла собой один из
важных факторов мобилизации пролетариата.

Когда система вступила в фазу упадка,
парламент перестал быть органом
реформ
. Как было заявлено на II
конгрессе Коммунистического
Интернационала: «Центр тяжести
политической жизни уже никоим образом
не находится в парламенте».
Единственная функция парламента,
объясняющая его сохранение – это
функция обмана. С тех пор пролетариат
исчерпал все возможности использовать
его как бы то ни было. Действительно,
рабочий класс не может добиться ставших
невозможными реформ через орган,
лишившийся всякой действенной
политической функции. В час, когда
основной задачей пролетариата является
разрушение всех буржуазных государственных
институтов (в том числе парламента),
когда он должен установить свою
диктатуру на обломках всеобщего
избирательного права и других пережитков
буржуазного общества, его участие в
парламенте и выборах ведет, вне
зависимости от намерений сторонников
такого пути, к тому, чтобы вдохнуть
некое подобие жизни в эти умирающие
институты.

Участие в выборах и парламенте
сегодня не дает тех преимуществ, какие
существовали в XIX веке.
Более того, все неудобства и опасности
этого пути остались в силе
, в
особенности, сохранение иллюзий о
возможности «мирного и прогрессивного
перехода к социализму» путем
завоевания парламентского большинства
так называемыми «рабочими партиями».

Политика «разрушения парламента
изнутри», которую пытались проводить
«революционные» депутаты, со
всей очевидностью продемонстрировала,
что ведет лишь к коррупции проводящих
ее политических организаций и их
интеграции в капиталистическую
систему.

Наконец, использование выборов и
парламента для агитации и пропаганды,
становясь делом профессионалов, для
которых баланс политических сил
неизмеримо важнее активности самих
масс, ведет к сохранению политических
устоев буржуазного общества
и
способствует пассивности трудящихся.
Если подобное еще допустимо в период,
когда революция невозможна, оно
становится решающим препятствием,
когда единственная задача, исторически
стоящая перед пролетариатом –
ниспровержение старого общественного
строя и установление коммунистического
общества, что требует активного и
сознательного участия всего рабочего
класса.

Если изначально тактика «революционного
парламентаризма» являлась прежде
всего проявлением пережитков прошлого
в рабочем классе и его организациях,
то, приведя на практике к классовым
поражениям, она показала свою чисто
буржуазную сущность
.