Молодежные бунты в Греции - проявление развития классовой борьбы

Greek union HQ occupation

В конце 2008 года в нескольких странах Европы одновременно вспыхнули массовые волнения учащейся молодежи (студентов и школьников). В Греции многочисленные общие собрания студентов заставили говорить даже о новом «Мае 68 года». На самом деле против наступления правительства на права трудящихся и репрессий со стороны полицейского государства выступила не только молодежь, но и многие слои рабочего класса, проявившие солидарность с молодым поколением. Углубление экономического кризиса все более зримо свидетельствует о банкротстве системы, в которой у детей рабочего класса нет будущего. В нынешних протестных движениях участвует не только молодежь. Они являются неотъемлемой частью выступлений рабочих, которые ширятся во всем мире. Сегодняшнее развитие мировой классовой борьбы, отмеченное вступлением в общественную жизнь молодых поколений, подтверждает, что будущее - в руках рабочего класса. В условиях безработицы, нестабильности, нищеты и эксплуатации старый лозунг движения трудящихся «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» актуален как никогда.

Взрыв гнева и бунт молодых поколений пролетариев в Греции не является неким одиночным, необычным явлением. Корни его уходят в мировой кризис капитализма, и противостояние молодежи разнузданным репрессиям раскрывает во всей неприглядности подлинную натуру буржуазии и проводимого ею государственного террора. События в Греции - того же порядка, что и классовая борьба молодых французов против «контракта первого найма» в 2006 году и закона об университетской реформе в 2007-м, когда студенты и школьники выступали прежде всего как пролетарии, восставшие против условий эксплуатации, которая грозила им после окончания учебы. Впрочем, капиталисты ведущих европейских стран это прекрасно поняли, признав, что опасаются распространения социальных волнений в случае углубления кризиса. Весьма показательно, что французская буржуазия в итоге отступила, спешно приостановив свою программу реформирования средних учебных заведений. Ныне протесты и волнения, в которых участвуют студенты и особенно старшие школьники, охватили многие страны.

В Италии студенческие выступления продолжались два месяца и отмечены двумя массовыми манифестациями, которые прошли 25 октября и 14 ноября под лозунгом «Мы не хотим платить за кризис!». Их участники протестовали против декрета Джельмини, предусматривающего сокращение бюджетных расходов на образование, и его последствий: в частности, против увольнения 87 тысяч временных работников из числа преподавательского состава и 45 тысяч занятых в обслуживании учебных заведений.[1]

В Германии 12 ноября на улицы крупнейших городов страны вышли 120 тысяч школьников. В Берлине они выступили под лозунгом «Капитализм - это кризис!», а в Ганновере осадили земельный парламент.

В 70 городах Испании 13 ноября сотни тысяч студентов провели демонстрации против новых европейских директив в области реформы высшего образования (Болонского процесса), облегчающих приватизацию факультетов и увеличивающих длительность производственной практики.

Возмущение пролетариев - и прежде всего молодых, - снижением уровня жизни в связи с кризисом охватило и другие страны: в январе 2009 года по Литве (Вильнюс), Латвии (Рига) и Болгарии (София) прокатились протесты, жестоко подавленные полицией. В декабре 2008 года бунты, вызванные ростом нищеты, вспыхнули в Сенегале; манифестанты требовали выделить на борьбу с обнищанием долю прибыли, получаемой компанией «Арселор Миттал» при разработке местных месторождений полезных ископаемых; в результате волнений в Кегуду (700 км к юго-востоку от столицы страны Дакара) погибло два человека. В Марракеше (Марокко) 4 тысячи студентов взбунтовались еще в мае, после того, как 22 их сотоварища отравились продуктами в университетской столовой. Движение было жестоко подавлено, его участников арестовывали, пытали, бросали в тюрьмы.

И вот боевую эстафету приняли греческие студенты.

Размах их выступлений, которые стали ответом на меры, принятые правительством, не вызывает удивления. Реформа образовательной системы, проводимая на европейском уровне, значительно сужает перспективы для молодых поколений трудящихся, ведет к росту нестабильности и безработицы.

Активное неприятие пролетарской учащейся молодежью подобного будущего, уготованного ему переживающей кризис капиталистической системой, повсюду вызывает симпатии пролетариев всех поколений.

Насилие, осуществляемое меньшинством, или массовая борьба против эксплуатации и государственного террора?

Лживые пропагандистские СМИ на службе капитала постоянно пытались исказить картину событий, произошедших в Греции после того, как 6 декабря прошлого года от пули полицейского погиб 15-летний Алексис Андреас Григоропулос. Столкновения с полицией они представляли как дело рук либо горстки анархистов-автономистов и ультралевых студентов буржуазного происхождения, либо погромщиков-маргиналов. Телевидение беспрерывно демонстрировало съемки столкновений с полицией, ребят в капюшонах, поджигающих машины, разбивающих витрины бутиков и банков и даже грабящих магазины.

Точно такие же методы фальсификации использовались во время протестов против КПН во Франции в 2006 году - последние ставились на одну доску с бунтами в пригородах предыдущего года. В 2007 году в той же Франции студентов, выступавших против реформирования высшего образования, сравнивали с террористами и даже с красными кхмерами!

Но, хотя центром волнений в Греции был университетский квартал Экзархия, сегодня публику обмануть не просто: если протестные выступления являлись делом рук банд погромщиков или анархистов, почему же они так быстро, словно пламя, перекинулись на основные города страны и даже на острова (Хиос, Самос), а также на туристические центры, вроде Корфу и Гераклиона на Крите?

Волнения охватили 42 префектуры Греции, даже те места, где прежде никто никогда не бунтовал. Учащиеся захватили более 700 школ и сотню университетов.

Причины гнева

В Греции оказались налицо все условия для того, чтобы охваченные тревогой молодые поколения трудящихся осознали, какое тупиковое будущее уготовил им капитализм, и заявили, что с них довольно. Когда на рынок труда вышли те, кого принято называть «поколением 600 евро», у них создалось ощущение, что их «развели». Большинству студентов приходится подрабатывать в нескольких местах, чтобы продолжать учебу; как правило, это низкооплачиваемая, неофициальная работа с «серой» зарплатой, что влечет за собой ущемление трудовых прав, в частности, отсутствие социального обеспечения и неоплаченные сверхурочные часы. Молодые люди зачастую вынуждены жить под родительским кровом до 35 лет, поскольку не в состоянии снимать отдельное жилье. 23 % безработных в Греции составляет молодежь (в возрастной категории 15-24 лет официально незанятых 25,2 %). Как отмечалось во французской печати, «эти студенты чувствуют себя совершенно незащищенными: полицейские стреляют в них, образование оборачивается ловушкой, работы нет, правительство обманывает их».[2] Охватившая молодое поколение безработица, трудности, с которыми оно сталкивается, вступая на рынок труда, способствуют распространению тревожных настроений, чувства незащищенности и недовольства. Тем временем мировой кризис ведет к новым волнам массовых увольнений. В 2009 году в Греции ожидается сокращение 100 тысяч рабочих мест, что повысит уровень безработицы на 5 %. При этом 40 % трудящихся зарабатывают менее 1100 евро в месяц (без учета налоговых отчислений), а уровень бедности в стране самый высокий в ЕС и составляет 14 %.

Впрочем, на улицы греческих городов вышла не только молодежь, но и низкооплачиваемые преподаватели, а также многие другие работники, сталкивающиеся с такими же проблемами, с той же нищетой и так же охваченные протестными настроениями. Грубое подавление движения, приведшее к гибели 15-летнего подростка, вызвало подъем солидарности и усилило общественное недовольство. По словам одного студента, многие родители учащихся были также шокированы и возмущены: «Наши родители обнаружили, что их дети могут вот так запросто погибнуть на улице, от полицейской пули».[3] Они осознали, что общество загнивает, и их сыновьям уже не гарантирован такой уровень жизни, как у них. Во время манифестаций они стали свидетелями жестоких избиений, силовых задержаний, стрельбы боевыми патронами в упор из служебного оружия со стороны МАТ (греческого аналога ОМОНа).

Против государственного террора выступили не только студенты, занявшие Политехническую школу, которая стала центром молодежных протестов. Недовольство выражали и многочисленные участники демонстраций, вышедшие на улицы с плакатами: «Пули для молодых, деньги для банков». Еще более ясно выразился один из демонстрантов: «У нас нет работы, нет денег, из-за кризиса государство обанкротилось, а ответ на все один - вооружить полицейских».[4]

Греция уже не раз становилась ареной протестных движений. В июне 2006 года студенты массово выступили против реформирования университетов, после приватизации которых учащиеся из семей скромного достатка не смогли продолжить обучение. Летом 2007 года население выражало недовольство бессилием правительства перед лицом пожаров, в которых погибло 67 человек; государство так и не выплатило компенсации тем, кто потерял жилье и имущество. В начале 2008 года произошли массовые выступления трудящихся против пенсионной реформы; дважды в течение 2 месяцев объявлялась всеобщая забастовка, более миллиона человек не раз выходили на улицы, протестуя против отмены досрочного выхода на пенсию для работающих в тяжелых условиях и лишения трудящихся женщин права претендовать на пенсию по достижении 50 лет.

Перед лицом подъема народного гнева организованная профсоюзами, социалистической и коммунистической партиями 10 декабря всеобщая забастовка послужила своего рода «встречным огнем», призванным погасить протесты. Основным требованием ее стала отставка правительства и проведение досрочных парламентских выборов. Однако это не привело к выпусканию пара и прекращению движения, несмотря на ряд маневров левых партий и профсоюзов, пытавшихся воспрепятствовать развитию движения, и усилия буржуазии и подконтрольных ей СМИ, направленные на то, чтобы отколоть более радикально настроенную молодежь от остальных участников протестов, провоцируя ее на бесплодные стычки с полицией. А последние не прекращались ни днем, ни ночью: нападения сил правопорядка на манифестантов с дубинками и слезоточивым газом сопровождались арестами и избиениями десятков человек.

Молодые поколения рабочих наиболее четко выражают чувства разочарования и недовольства сверхкоррумпированным политическим аппаратом. После второй мировой войны власть делят между собой три семейства, а на протяжении последних трех десятков лет у руля страны сменяют друг друга династии Караманлис (правые) и Папандреу (левые), чье безраздельное господство держится на взятках и сопровождается многочисленными скандалами. Консерваторы пришли к власти в 2004 году, после того, как социалисты окончательно запутались в своих политических интригах. В обществе получило широкое распространение неприятие полностью дискредитировавшего себя политического и профсоюзного аппарата: «Погоня за деньгами охватила общество. Оно настолько слепо и бездушно, что молодежь его не приемлет».[5] Сегодня, с нарастанием кризиса, юное поколение пролетариев осознало не только сущность капиталистической эксплуатации, которую испытывает на себе, но и необходимость коллективной борьбы. Оно стихийно обращается к классовым методам и солидарности. Далекое от того, чтобы погрузиться в отчаяние, оно обретает веру в себя, осознавая, что способна сотворить иное будущее, и со всем пылом бунтуя против общества, в котором живет. Молодые бунтари гордо заявляют: «Мы - образ будущего, противостоящего мрачному прошлому».

Сложившаяся ситуация весьма напоминает 68 год, прием участники движения выказывают еще большую сознательность.

Радикализация движения

16 декабря студенты на несколько минут овладели правительственной телестанцией NET, развернули перед камерами транспарант с надписью: «Прекратите смотреть телевизор. Все - на улицы!» - и призвали: «Государство убивает. Его оружие - ваше молчание. Занимайте все государственные учреждения!» Полицейское управление Афин подверглось нападению, был подожжен полицейский фургон. Правительство немедленно осудило эти акции как «попытку подрыва демократии», с чем согласилась и компартия (ККЕ). В Салониках местное отделение профсоюза GSEE (Всеобщей конфедерации трудящихся Греции) и Федерации чиновников ADEDY попытались ограничиться проведением митинга напротив биржи труда. Однако школьники и студенты оказались преисполнены решимости устроить шествие, и им удалось увлечь за собой митингующих. По улицам города прошли 4 тысячи учащихся и рабочих. 11 декабря активисты молодежного крыла компартии (PKS) попытались помешать проведению общих собраний студентов и занятию ими зданий вузов (Университета Пантеона, Философской школы Афинского университета). Однако попытки «комсомольцев» провалились, по столице и другим городам страны прокатилась волна захватов административных зданий. Примерно 300 человек различных возрастов заняли мэрию района Айос Димитриос и провели там общее собрание. 17-го восставшие трудящиеся захватили штаб-квартиру ведущего профцентра Греции GSEE в Афинах и призвали всех пролетариев проводить в этом помещении свои собрания, открытые для всех наемных работников, учащихся и безработных.

По тому же сценарию - захват зданий и открытые для всех собрания - развивались события в афинском Экономическом университете и Политехнической школе.

Ниже мы публикуем заявление борющихся трудящихся Греции, чтобы прорвать «санитарный кордон», которым лживые СМИ окружили их деятельность, представляя ее как бессмысленные бунты, руководимые горсткой молодых погромщиков-анархистов с целью запугать население. Документ же, напротив, свидетельствует о глубоком чувстве рабочей солидарности, пронизывающей все движение и связующей различные поколения пролетариев.

«Мы сами определим свою историю - или ее определят без нашего участия. Мы - работники физического труда, служащие, безработные, временно занятые и выведенные за штат, местные жители и иммигранты - мы все не пассивные телезрители. С тех пор, как вечером в субботу 6 декабря был убит Александрос Григоропулос, мы участвуем в манифестациях, столкновениях с полицией, захватах зданий в центре города и окрестностях. Нам множество раз приходилось оставлять свои рабочие места и домашние обязанности, чтобы выйти на улицы вместе со школьниками, студентами и другими борющимися пролетариями.

Мы приняли решение захватить здание Всеобщей конфедерации трудящихся Греции (GSEE),

Чтобы превратить его в место свободного обмена идеями и встреч трудящихся;

Чтобы опровергнуть тиражируемые СМИ мифы о неучастии трудящихся в столкновениях, о том, что  последние якобы являются делом рук пяти сотен «хулиганов в масках», и прочие странные россказни, представляющие трудящихся жертвами этих волнений, при том, что кризис капитализма, ведущий в Греции и во всем мире к массовым увольнениям, СМИ и их руководители считают «явлением естественным»;

Чтобы разоблачить постыдную роль профсоюзной бюрократии не только в подрыве боевого духа трудящихся, но и вообще. Всеобщая конфедерация трудящихся Греции (GSEE) и весь профсоюзный аппарат в целом на протяжении десятков лет препятствует борьбе, продает нашу рабочую силу за гроши, способствует сохранению системы эксплуатации и наемного рабства. Поведение GSEE в прошлую среду говорит само за себя: она спешно отменила заранее запланированную демонстрацию бастующих, решив ограничиться непродолжительным митингом на площади Синтагма в надежде, что его участники разойдутся достаточно быстро и не успеют подхватить бунтарскую заразу;

Чтобы впервые открыть для социальной борьбы это помещение, построенное на наши средства, но до сих пор для нас недоступное. Долгие годы мы доверяли свою судьбу всякого рода спасителям и в итоге утратили собственное достоинство. Мы, трудящиеся, вновь должны взять ответственность на себя и перестать возлагать надежды на «мудрых» вождей или «компетентных» представителей. Мы должны заговорить своим голосом, начать встречаться, обсуждать, принимать решения и действовать самостоятельно. Единственной защитой от нападок со всех сторон является для нас создание «низовых» коллективов сопротивления;

Чтобы распространять идеи самоорганизации и солидарности, методику комитетов борьбы и низовых коллективов на рабочих местах, избавиться от профсоюзной бюрократии.

Все эти годы мы терпели нищету, смирялись с потерями на работе. Мы привыкли считать убитых и раненых среди нас - жертв так называемых «несчастных случаев на производстве». Мы привыкли делать вид, что не замечаем гибели иммигрантов - наших братьев по классу. Мы устали жить в постоянной тревоге, как бы ни лишиться заработка, суметь заплатить налоги и обеспечить себе пенсию, которая теперь превращается в далекую мечту.

Поскольку мы боремся за то, чтобы вырвать нашу судьбу из рук хозяев и профбоссов, мы вырвем и арестованных участников волнений из рук государства с его юридическими механизмами!

Немедленное освобождение арестованных!

Снятие обвинений с задержанных!

Самоорганизация трудящихся!

Всеобщая стачка!

Общее собрание трудящихся в освобожденных зданиях GSEE!»[6]

Вечером 17 декабря полсотни профбоссов и их подручных попытались возвратиться в здание, но обратились в бегство перед студентами Экономического университета, большей частью анархистами. Последние также захватили свои аудитории и превратили их в место собраний и дискуссий, открытых и для рабочих. В результате те и другие вместе дали отпор нападавшим, дружно скандируя: «Солидарность!»

Именно желая продемонстрировать свою солидарность с движением, ассоциация иммигрантов из Албании распространила заявление, озаглавленное: «Это время принадлежит нам тоже!».

Группа участников оккупационной стачки составила весьма примечательное воззвание:

«Панагопулос, генеральный секретарь GSEE, заявил, что мы - не трудящиеся, так как трудящиеся трудятся на своих местах. Это, в числе прочего, показывает, в чем на самом деле состоит задача Панагопулоса, - он должен предпринять все усилия для того, чтобы трудящиеся продолжали «вкалывать».

Но уже десять дней трудящиеся не только трудятся на своих местах, они выходят на улицы. И это - реальность, которую никакой Панагопулос не в состоянии скрыть. [...] Мы трудимся, мы остаемся без работы (расплачиваясь увольнениями за участие в забастовках, проводимых по призыву GSEE). И в то время как они, профсоюзные функционеры, пользуются льготами, мы перебиваемся временными подработками, безо всякого соцпакета, в штате мы трудимся или за штатом, по программам стажировки или на общественных работах, призванных снизить уровень безработицы. Мы - часть этого мира и мы здесь.

Мы - восставшие трудящиеся, и точка!

Каждая наша расчетная ведомость оплачена нашей кровью, потом, насилием на рабочем месте, разбитыми головами и коленями, сломанными руками и ногами [в результате несчастных случаев на производстве].

Нами, трудящимися, сделан весь мир. [...]

Подписано: Пролетарии из освобожденного здания GSEE.»

Начиная с 18 декабря множатся призывы к всеобщей бессрочной стачке. В этот день профсоюзы вынуждены объявить трехчасовую забастовку в бюджетном секторе.

Утром 18-го получил пулевое ранение еще один школьник, 16 лет, участвовавший в сидячей демонстрации возле своей школы в пригороде Афин. В тот же день манифестанты заняли ряд радио- и телестанций, в частности, в Триполисе, Ханье и Салониках. В Патрах было захвачено здание торговой палаты, что вызвало новые столкновения с полицией. Грандиозная демонстрации в Афинах оказалась жестоко подавленной: впервые полиция использовала новые виды оружия - нервно-паралитический газ и шумовые гранаты. В Экономическом университете распространялась листовка против «государственного террора», подписанная «бунтующими девушками».

Движение стремилось выйти за географические границы страны и потому с энтузиазмом встретило известия о демонстрациях солидарности за рубежом, в частности, в Берлине, Риме, Москве, Монреале и Нью-Йорке, откликнувшись на них словами: «Эта поддержка очень важна для нас». Студенты, захватившие Политехническую школу, призвали провести 20 декабря «международный день протестов против государственных убийств». Однако единственным способом преодолеть изоляцию пролетарского движения Греции является развитие солидарности и классовой борьбы на международном уровне, которое мы все явственнее наблюдаем в условиях мирового кризиса.

Зрелость - залог будущего

С 20 декабря начались яростные стычки на улицах, полиция перешла в наступление, в частности, осадила Политехническую школу и пригрозила взять ее штурмом. 21 декабря захваченное здание GSEE было возвращено профсоюзу по решению оккупационного комитета и с одобрения общего собрания. 22 декабря оккупационный комитет афинской Политехнической школы опубликовал коммюнике, в котором говорилось: «Мы выступаем за освобождение, человеческое достоинство и свободу. Нет необходимости использовать против нас слезоточивый газ, мы и без того оплакиваем свою участь».

Выказав немалую зрелость и следуя решению общего собрания, люди, занявшие Университет экономических наук, посчитали демонстрацию 24 декабря против полицейских репрессий и в знак солидарности с арестованными благоприятным моментом для того, чтобы массово и организованно покинуть здание: «Как представляется, существует консенсус в отношении необходимости покинуть университеты и нести мятежный дух в общество». В последующие часы данному примеру последовали собрания в других захваченных вузах, что позволило предотвратить их изоляцию и непосредственное столкновение с полицией. Кровавой бани и жестоких репрессий удалось избежать. Одновременно общие собрания осудили как провокацию со стороны сил правопорядка обстрел полицейской машины, ответственность за который взяло на себя некое «Народное действие».

Оккупационных комитет «Политехнички» эвакуировал последний столичный бастион восставших в полночь 24 декабря. «Общее собрание и только оно одно решит, покинем ли мы университет (и когда). [...] Решение собрания о его захвате политически целесообразно: здесь - ключевой пункт, и лишь людям, занявшим здание, а не полиции, надлежит решать, когда его покинуть».

Ранее оккупационный комитет сделал заявление: «Завершая продлившуюся 18 дней оккупацию Политехнической школы, мы выражаем горячую солидарность со всеми, кто так или иначе участвовал в этом восстании, не только в Греции, но и во многих других странах Европы, Северной и Южной Америки, Азии и Океании. Ради всех, кого мы встретили и с кем мы останемся, борясь за освобождение арестованных участников восстания, а также за его продолжение вплоть до всемирного социального освобождения».

В некоторых кварталах жители завладели звуковым оборудованием, установленным местными властями для трансляции рождественских песенок, и зачитывали в микрофон воззвания с требованием немедленно освободить арестованных, разоружить полицию, распустить бригады МАТ и отменить антитеррористические законы. В Волосе восставшие захватили муниципальную радиостанцию и редакцию местной газеты, чтобы донести до людей информацию о происходящем и выдвигаемых требованиях. В Лесвосе манифестанты установили звукоусилители в центре города и транслировали свои сообщения. В Птолемаисе и Янине новогоднюю елку украсили фотографиями погибшего школьника и демонстраций, а также плакатами с требованиями восставших.

23 декабря чувство солидарности вспыхнуло с новой силой после нападения на сотрудницу аутсорсинговой клининговой компании «Ойкомет», занятой на уборке в афинском метро. Когда женщина возвращалась с работы, ей в лицо плеснули серной кислотой. 27 декабря 2008 года прошли демонстрации солидарности, в Афинах было захвачено управление метрополитена, а в Салониках на сей раз штаб-квартира GSEE. Состоялся ряд концертов солидарности и акций «контринформации» (например, через систему оповещения пассажиров метро оглашались заявления протестующих).

Собрание в Афинах распространило следующий текст:

«Когда они нападают на одну из нас, они нападают на нас всех!

Сегодня, мы занимаем центральное управление метрополитена Афин в качестве первого ответа на совершенное 23 декабря нападение на Константину Куневу - ей плеснули в лицо серной кислотой, когда она шла с работы. Константина находится в больнице, в отделении интенсивной терапии. На прошлой неделе она вступила в конфликт со своей компанией, требуя выплаты новогодней премии себе и своим коллегам и обличая незаконные действия начальства. Ранее та же самая фирма уволила ее мать, а ее саму перевела на работу далеко от дома. Подобная практика широко распространена в клининговых компаниях, которые нанимают временных работников. [...] Владелец «Ойкомета» [...] является членом ПАСОК (социалистической партии Греции). Официально в компании 800 сотрудников (сами работники утверждают, что число их минимум вдвое больше, а за последние три года в ней успело поработать 3 тысячи человек), которые ежедневно сталкиваются с незаконными, преступными действиями администрации. Например, работников заставляют ставить подпись на чистом бланке договора (условия его позднее вписываются начальством), который они больше не видят. Они трудятся по 6 часов в день, однако платят им лишь за 4,5 часа (без налоговых вычетов), чтобы число рабочих часов в неделю не превышало 30, ибо в противном случае их придется включить в категорию работающих в тяжелых условиях). Начальники запугивают их, перемещают с места на место, увольняют и грозят выбросить на улицу. Константина - одна из нас. Наша борьба - это борьба за достоинство и солидарность».

Одновременно собрание захвативших помещение GSEE в Салониках сделало заявление, выдержки из которого мы приводим:

«Сегодня мы занимаем штаб-квартиру профсоюзов  в Салониках, чтобы выступить против угнетения, которое проявляется в убийствах трудящихся и терроре по отношению к ним; [...] мы призываем всех трудящихся присоединиться к нашей общей борьбе. [...] Собрание, открытое для всех, кто участвует в захвате помещения профсоюза, какова бы ни была их политическая принадлежность, членство в профсоюзах, являются ли они студентами, иммигрантами или зарубежными товарищами, - приняло следующее решение:

  • Продолжить оккупацию здания;
  • Организовать митинг солидарности с К. Куневой; [...]
  • Провести акции по информированию и разъяснению происходящего в окрестностях города;
  • Устроить в Центре концерт, чтобы собрать средства для Константины.»

В то же время собрание заявляло:

«В платформе [профсоюзов] нигде не говорится о причинах неравенства, нищеты и иерархического устройства общества. [...] Всеобщие конфедерации трудящихся и профцентры Греции являются по существу своему составной частью правящего режима; их низовые активисты и рабочие должны отвернуться от них и [...] создать собственный, независимый центр борьбы, руководимый ими самими. [...] Если трудящиеся сами вступят в борьбу и перестанут доверять представление своих интересов пособникам работодателей, они поверят в себя и тысячами выйдут на улицы во время грядущих стачек. Государство и его подручные убивают людей.

Самоорганизация! Борьба за социальную самозащиту! Солидарность с трудящимися-иммигрантами и Константиной Куневой!!

В начале января 2009 года по всей стране еще прокатывались демонстрации солидарности с арестованными. За решетку было брошено 246 человек, 66 из которых до сих пор остаются в предварительном заключении. В Афинах за три первые дня волнений полиция арестовала 50 иммигрантов, суды над ними шли без переводчиков, несколько человек были осуждены на сроки до полутора лет тюремного заключения, а остальным угрожает высылка из страны.

9 января в Афинах вновь произошли столкновения молодежи с полицейскими - после того, как в центре города состоялась демонстрация более 3 тысяч учителей, студентов и школьников. Они несли транспаранты, гласившие: «Деньги - на нужды образования, а не банкиров!», «Долой правительство грабителей и убийц!» Полиция несколько раз пыталась рассеять манифестантов, некоторые из них оказались под следствием.

Повсюду, не только в Греции, мировой кризис ведет к нестабильности, увольнениям, росту безработицы, падению зарплат и нищете. Единственный ответ, который способно дать на него капиталистическое государство - это полицейские репрессии. Лишь международное развитие классовой борьбы и солидарности рабочих, служащих, школьников, студентов, безработных, временно занятых, пенсионеров, людей всех поколений может проложить путь к грядущему уничтожению этой системы эксплуатации.

 

У. (18 января 2009 г.)


[1] См. нашу статью о массовых протестах против реформы образования в Италии.

[2] Grèce: les leçons d'une émeute// Marianne, No 608, 13 décembre 2008.

[3] Libération, 12 décembre 2008.

[4] Le Monde, 10 décembre 2008.

[5] Marianne, 13 décembre 2008.

[6] Большинство приводимых текстов взято с анархистских сайтов, таких, как: indymedia, cnt-ait.info, dndf.org, emeutes.worldpress.com, libcom.org.