К 90-летию революции в Германии

К 90-летию революции в Германии

Сегодня мы отмечаем 90-летний юбилей революции в Германии. На самом деле она продолжалась до 1923 года, но именно 90 лет назад, в 1919 году, произошли важнейшие ее события: революционный подъем достиг наивысшей точки, но одновременно немецкий пролетариат потерпел сокрушительное поражение, от которого так и не смог оправиться.

В настоящей статье мы попытаемся извлечь уроки из этой революции, но прежде необходимо рассказать о ней подробнее, поскольку она не слишком хорошо известна. Некоторые слышали о спартаковцах, но что-то весьма неопределенное. Иные - об убийстве Карла Либкнехта и Розы Люксембург, но представляют себе последнюю кем-то вроде анархистки. А если спросить случайного прохожего на улице, он наверняка ответит: «Что? Революция в Германии? Да еще рабочая? Сопоставимая с русской революцией 1917 года? Это ничего мне не говорит!»

Подобное неведение легко объяснимо. Вся официальная историография сосредоточила свое внимание исключительно на подъеме в Германии нацизма. Предмет исследования, безусловно, выбран неспроста, он подразумевает восхваление буржуазной демократии, раздавившей фашистскую гадину, и если о революции 1918-1919 гг. упоминается, то лишь для того, чтобы дать понять: она стала одной из причин прихода Гитлера к власти.

Таким образом, необходимо установить подлинные факты. И показать, что, напротив, именно буржуазная демократия открыла дорогу нацистам, потопив в крови пролетарскую революцию. И что именно в Германии в 1918-1923 гг. драматическим образом решалась судьба мировой революции.

Контекст

Чтобы понять германскую революцию, необходимо учитывать три основных момента.

  1. В 1914 году разразилась первая мировая война. Именно она явилась глубинной причиной международного революционного подъема, охватившего многие страны, от Китая до Канады. Война вызвала общий кризис буржуазного общества, лишивший буржуазию способности адекватно реагировать на события и побудивший рабочих действовать, поначалу в целях самозащиты, а затем - ради торжества социализма.
  2. Предательство официальной социал-демократии и профсоюзов, которые поддержали войну и «священный союз». В различной степени во всех странах, но особенно в Германии большинство социалистической партии во главе с ее центральным комитетом и парламентской фракцией делали прямо противоположное тому, что постановили на довоенных конгрессах: поддерживали национальное государство, войну и содействовали подавлению всякого движения протеста.
  3. Начиная с 1916 года недовольство войной выливалось в солдатские и рабочие бунты. В 1917-м в России возникли рабочие советы, в октябре пролетариат пришел к власти. Он немедленно осудил войну, объявил, что история непосредственно ставит социализм в порядок дня, и признал, что если немецкие рабочие не возьмут власть в свою очередь, то русская революция обречена на изоляцию и поражение, ибо социализм не может победить в одной стране.

Начало революции в Германии кладет конец войне

Возвратимся теперь к событиям в Германии. Начиная с 1916 года в стране множатся антивоенные выступления, но революция так таковая происходит только в 1918-м. Немецкий генштаб решил начать новое наступление на Северном море. Это наверняка вылилось бы в очередную бойню. 4 ноября 1918 года взбунтовалась часть военных моряков. Бунтовщиков отправили в Киль, где их ждала смертная казнь. Другие матросы, которым первоначально не достало отваги и мужества поддержать восставших, проявила солидарность с ними и решила не допустить их гибели.

Три дня обсуждали они с солдатами и докерами план действий. На третий день на демонстрацию вместе с ними вышли тысячи рабочих. Возникли первые рабочие советы. Одновременно в Берлин прибыли контрреволюционные части, которых уже «успешно» использовали для подавления революции в Финляндии.

9 ноября 1918 года более ста тысяч столичных рабочих рано утром покинуло заводы и направилось к центру города. По пути они останавливались - чтобы увлечь за собой других людей, а также возле казарм, поскольку ожидали оттуда нападения. И тем не менее рабочие были преисполнены решимости убедить солдат перейти на их сторону. Они несли плакаты: «Братья, не стреляйте!» Напряженность росла. Но вот солдаты открыли ворота казарм и предложили свою помощь, чтобы водрузить красное знамя, а затем присоединились к народным массам. Буржуазия поспешила подписать перемирие. Так война окончилась благодаря революции. События в России уже создали немалую проблему для всех воюющих сторон, но восстание в Германии переполнило чашу. У немецкой буржуазии хватило ума самой предложить перемирие. В противном случае ситуация, скорее всего, сложилась бы более благоприятно для рабочих, подобно тому, как это произошло в России.

Социалистическая партия Германии противится развитию революции

В полдень, под давлением собравшихся перед Рейхстагом масс, реформист - и предатель - Шейдеман провозгласил в Германии свободную республику. Вскоре ко дворцу немецких императоров, где собралось более ста тысяч рабочих, подошли Карл Либкнехт и другие политических заключенные, освобожденные из застенков революционным пролетариатом. Либкнехт объявил республику социалистической и призвал к борьбе за мировую революцию. Тем временем заводские представители заняли большой зал Рейхстага и обратились к берлинским рабочим и солдатам с призывом избрать делегатов в рабочий и солдатский совет. Выборы состоялись 10 ноября. Совет избрал временное социалистическое правительство под руководством Фридриха Эберта, лидера реформистской - и предательской - фракции социал-демократии.

В тот же вечер Эберт подписал тайное соглашение с генштабом, ставившее целью подавление революции. Империи пришел конец, но решающая битва между пролетариатом и капиталом еще только предстояла. Хотя событиями 9 ноября руководили рабочие, Роза Люксембург назвала этот первый этап «революцией солдат», поскольку он привел к заключению мира. Теперь же, когда война прекратилась, многие революционеры питали немалые иллюзии на счет социал-демократии. Заводской делегат Рихард Мюллер, который стал, подобно Троцкому в России, председателем общего совета рабочих и солдат, свидетельствовал, что на заседаниях совета многие солдатские делегаты готовы были линчевать всякого, кто клеймил социал-демократию за контрреволюционность.

Несмотря на это, в глазах революционеров революция в Германии сохраняла свой пролетарский характер, ибо создала собственные органы власти - рабочие и солдатские советы. Само существование подобных органов, пусть даже находившихся под влиянием социал-демократии, означало начало гражданской войны в стране. Основной вопрос ставился следующим образом: могут ли советы и рабочий класс в целом двигать вперед дело пролетарской революции? Время работало на пролетариат, потому что становилось все более ясно: несмотря на окончание войны, проблемы, с которыми он сталкивался, обострялись: голод, инфляция, снижение зарплат, рост безработицы и др.

В конце декабря 1918 года состоялся конгресс Союза Спартака и Интернациональных коммунистов Германии (Бременских левых), на котором была образована Коммунистическая партия Германии (КПГ). В ноябрьских событиях экономические требования сыграли весьма незначительную роль. Теперь возникла необходимость углубления революции, массированной борьбы всего пролетариата за экономические и политические требования одновременно.

Разумеется, контрреволюция не сидела сложа руки. Она готовила провокации, чтобы с их помощью подавить революцию. Эта стратегию разработала социал-демократия, и она находила опору в иллюзиях, которые многие рабочие еще питали на счет партии, считавшейся пролетарской, хотя в 1914 году она и предала рабочий класс.

Гражданская война в Германии, 1918-1919 гг.

Разложение армии затрудняло ее использование для проведения белого террора. Потому были созданы «фрайкоры», ставшие позднее становым хребтом нацистского движения.

Социал-демократия оправдывала в печати белый террор необходимостью борьбы со «спартаковскими убийцами». При этом главный социал-демократический печатный орган «Форвертс» открыто призывал к убийству Карла Либкнехта и Розы Люксембург.

Буржуазия повела наступление на революцию по трем направлениям.

Во-первых, 6 декабря было совершено нападение на редакцию спартаковской газеты «Роте Фане», а затем, в центре города, на демонстрацию спартаковцев; одновременно произошло покушение на Либкнехта. Ответ пролетариата не заставил себя ждать: по улицам Берлина прокатились массовые манифестации солидарности с Союзом Спартака, забастовки охватили предприятия тяжелой промышленности в Верхней Силезии и Руре.

Вторую атаку контрреволюционеры предприняли против дивизии военно-морских сил, занимавшей берлинский арсенал. Само ее присутствие выводило капиталистов из себя, поскольку именно она принесла «революционную заразу» в столицу с побережья. В качестве артподготовки началась целая кампания в печати, моряки объявлялись преступниками, грабителями и спартаковцами. Затем было совершено вооруженное нападение на арсенал, и тотчас же на поддержку его защитников устремилось множество рабочих, женщин и детей, встревоженных стрельбой. Большинство из них, безоружные, живой стеной встали между солдатами и матросами. Мужество простых людей убедило солдат опустить винтовки и разоружить офицеров. Победа! На следующий день Берлин увидел самую массовую манифестацию с начала революции, на сей раз направленную против СПГ.

Эта партия и армейская элита поняли, что прямые посягательства на символы революции (вроде Либкнехта и дивизии военно-морских сил) лишь усилят позиции пролетариата, вызвав в нем движение солидарности и протеста. Вот почему мишенью третьей атаки стала фигура отнюдь не символическая - префект полиции Берлина Эмиль Эйхгорн, член левого крыла Объединенной СПГ, центристской фракции социал-демократии, колебавшейся между правыми предателями-реформистами и левыми марксистами. Лишь причуда судьбы вознесла подобного человека на подобное место. Контрреволюция рассчитывала, что рабочие не проявят особенной солидарности с Эйхгорном, а не слишком активные действия берлинского пролетариата можно будет подавить до того, как они получат поддержку в провинции. Началась кампания по смещению с поста главы полиции, однако рабочие очень быстро поняли, что атака на Эйхгорна на самом деле означает атаку на революцию. На следующий день 500 тысяч пролетариев вышли на улицы Берлина.

Все эти действия на самом деле только укрепляли веру революционного пролетариата в собственные силы. Газета КПГ «Роте Фане» утверждала, что настало время провести перевыборы в советы, где безраздельно господствовали СПГ и ОСПГ, в то время как огромная масса рабочих и солдат все больше переходила на все более левые позиции. Кроме того, издание призывало рабочих вооружаться, одновременно предостерегая пролетариат: момент для взятия власти еще не настал, поскольку провинция пока отстает от передовой столицы.

Смертельная ловушка для революции (январь 1919 г.)

Вожди революции срочно собрались, чтобы выработать и предложить вышедшему на улицу народу определенные цели. Присутствовало 70 заводских делегатов (левых из ОСПГ и близких к КПГ), Карл Либкнехт и Вильгельм Пик от КПГ, позднее к ним присоединилось несколько руководителей ОСПГ. В начале на собрании царила неуверенность, но затем пришло известие о том, что несколько гарнизонов выразили готовность принять участие в вооруженном восстании. Другие сообщения извещали, что захвачена редакция «Форвертс» и весь квартал, где находились редакции газет. Собравшиеся растерялись. В подобной ситуации Карл Либкнехт неожиданно высказался за взятие власти. Решение начать всеобщую стачку было принято единодушно; подавляющее большинство (лишь шестеро проголосовали против) выступило за свержение правительства. Более того, делегаты образовали «временный революционный инициативный комитет». Пролетариат оказался в ловушке. Очень быстро выяснилось, что полученные известия оказались ложными.

Руководство КПГ пришло в ужас, узнав об объявлении восстания. Стало ясно, что следовало прислушаться к предупреждениям Розы Люксембург об опасности преждевременного выступления. Что нужно было предпринять, чтобы вызволить пролетариат из этой ловушки? КПГ быстро выработала единую позицию. До сих пор партия выступала против преждевременного восстания, но, раз уж ошибка совершена, необходимо полностью поддержать рабочий класс. Отныне кровавую баню способно предотвратить лишь взятие власти берлинским пролетариатом.

Хотя начиная с 1918 года рабочие все больше склонялись влево и разочаровывались в социал-демократии, это, однако, не означало, что они видели в КПГ революционное руководство. Подобного общепризнанного руководства не существовало, что являлось большой слабостью пролетариата. На самом деле значительным влиянием еще пользовались центристы, ОСПГ. Их колеблющаяся политика сбивала пролетариат с толку - особенно когда временный революционный инициативный комитет (из которого члены КПГ вышли) вступил в переговоры с СПГ вместо того, чтобы бороться с ней.

Настал момент, которого долго ждала контрреволюция. Начался белый террор: орудийные обстрелы, убийства, нападения на рабочих и солдат, избиения женщин и детей. Контрреволюционеры начали систематическое преследование Розы Люксембург и Карла Либкнехта. Но исход битвы еще не был предрешен.

В ответ на инфляцию, увольнения, безработицу и голод массовые стачки происходили по всей стране, особенно в Верхней Силезии, Рейнской области, Вестфалии (в бассейне реки Рур) и в центре страны. Особенно активны были горняки и рабочие-металлурги Рурского района. И пока забастовки охватывали все новые массы рабочих Германии, революционная столица сражалась не на жизнь, а на смерть.

15 января 1919 года Роза Люксембург и Карл Либкнехт были арестованы и злодейски убиты «фрайкорами». На следующий день печать распространила дезинформацию о том, что Люксмебург растерзала разъяренная толпа, а Либкнехт был убит при попытке к бегству. Несколько дней спустя выяснилось, что все это ложь. Когда рабочие узнали о совершенном убийстве, их охватили порыв негодования. 25 января кровавая собака Носке из СПГ мог объявить Берлин на военном положении, не опасаясь реакции пролетариата. СПГ установила военную диктатуру.

Революция терпит поражение

Когда начались репрессии, гарнизоны нескольких городов, таких, как Эрфурт и Мерзебург, заверили революционных рабочих в своей поддержке. В этот момент забастовки достигли максимального размаха. Рабочим Берлина оставалось только присоединиться к ним. 25 февраля стачка стала всеобщей, и правительство бежало в небольшой городок Веймар. Призывам СПГ к миру рабочие больше не верили после того, как стали свидетелями кровавых репрессий в столице и других местах.

СПГ всеми средствами силилась помешать забастовке. Генеральный совет колебался. В итоге решение приняли сами рабочие. Делегаты основных берлинских заводов проинформировали совет о том, что все предприятия проголосовали за то, чтобы присоединиться к стачке. В такой ситуации даже делегаты от СПГ в рабочих и солдатских советах поддержали революцию, вопреки линии своей партии.

Это был трагический момент: пролетариат Берлина смог подняться еще раз вслед за своими братьями по классу в провинции - но слишком поздно. Забастовка в центральной Германии, которая продолжалась, ожидая поддержки из столицы, так долго, как это было возможно, закончилась. Удары, нанесенные в январе 1919 года, оказались роковыми. Настал час контрреволюции. По всей стране, и особенно в Берлине, против пролетариата начался белый террор. Тысячи революционных рабочих подверглись преследованиям, многие погибли, в том числе Л. Йогихес.

Заключение

В заключение мы хотели бы подчеркнуть основные уроки революции в Германии:

  1. Революция была делом рук пролетарских масс. Она вынудила мировую буржуазию положить конец первой мировой войне, дабы избежать мировой революции.
  2. Революции не хватило совсем немногого, чтобы свергнуть буржуазию в Германии. Если бы это произошло, стала бы возможной победа пролетариата во всем мире.
  3. Основной причиной поражения революции стало то, что ей пришлось иметь дело с гораздо более сильным врагом, чем в России. Подобную силу во многом придала буржуазии поддержка Социалистической партии Германии. Действительно, благодаря тому доверию, каким она долгое время пользовалась среди значительных слоев рабочего класса, ей удалось сыграть роль палача революции и пролетариата.