Борьба против безработицы – это борьба против капитализма

Беспрецидентная со времен великой депрессии 30-х годов ХХ века лавина безработицы накрыла мир.

В США, безработица по официальным данным подскочила до 8.1%. Это самый высокий уровень с 1983 года. В Великобритании она поднялась до отметки 6.3%. Во Франции и Испании не так давно отмечался самый высокий ежемесячный темп роста безработицы. У Испании сегодня самый высокий процент безработных в ЕС - 13.9% или 3.2 миллиона. У других гигантов экономики картина похожая. В Германии 7.8% безработных. В Японии (которая переживает спад уже в течение нескольких лет) уровень безработицы по отношении только к прошлогоднему ноябрю подскочил до 4.4%. Это самый большой рост за последние 42 года. В переживающем экономический «бум» Китае, аналогичная ситуация очень - 4.2% безработных.

Но эти цифры не говорят нам о многом:

  • прежде всего, о действительной численности безработных. В Британии, согласно официальным источникам, безработных около 1.9 миллиона, но все хорошо понимают, что это очень приблизительные данные, которые скрывают от нас действительное положение дел и практически ничего не говорят нам обо всех безработных: о тех, кто просто отказался от поиска работы; о тех, кто согласился на больничные компенсации, вместо пособия по безработице; о тех, кто вынужден согласиться на случайную и низкооплачиваемую работу, иногда на две и больше одновременно.
  • о реальных, ежедневных страданиях безработных и их семей, об отвратительном росте эксплуатации, которая является сама собой разумеющейся для относительно «привилегированных», сохранивших свои рабочие места работников.

Мы сталкиваемся с глобальной пандемией безработицы. Прогноз, к которому все больше и больше склоняются эксперты-экономисты буржуазии, сводится к тому, что это не один из кратковременных спадов, следующий за быстро развивающимся рынком труда, но длительное, болезненное скольжение, которое завершится резким обвалом цен, сопоставимым по своим масштабам с 30-ми годами прошлого века.

Сопротивление бесполезно?

Имея дело с фабрикой, магазином или офисом, просто закрывая за собой навсегда его двери, на первый взгляд кажется, что сопротивление безнадежно. И когда мы хватаемся за пособие по безработице, то подвергаем себя риску деморализации ощущением одиночества и ежедневными мучительными поисками средств существования.

Есть ли здесь какой-то выход, или мы сталкиваемся с перспективой формирования отчаявшихся масс, подобных древнему «пролетариату» Рима, который получал поддержку в виде государственных хлебных субсидий и развлекался зрелищами государственного цирка?

Может ли экономический кризис подорвать классовую борьбу?

Кое-кто убеждает нас, что бесцельно ждать ответной реакции рабочего класса, который, так или иначе, теряет чувство своей идентичности и былые традиции борьбы. Они говорят, что лучшие нам возложить свои надежды на более эффективную политику правящего класса: на кейнсианский «новый общественный договор» основанный на государственном вмешательстве в экономику, или, если вы прислушиваетесь левакам, типа троцкистов, - на более радикальная программу национализации, сдобренную некоторыми мерами рабочего контроля.

Кризис вносит ясность

Но кризис и вал безработицы не только сеют отчаяние и безнадежность. Они также вносят ясность. Они подрывают пропаганду буржуазии о том, что капитализм это эффективно функционирующая система, что если мы будем старательно и упорно трудиться, то мы сможем иметь все, что нам нужно. Мы работали, мы копили, мы жертвовали всем, иногда даже соглашаясь на снижение заработной платы, чтобы поддержать фирму.

Например, фирма строительного оборудования JCB, когда с октября месяца перешла на четырехдневку, снизила своим работникам еженедельную зарплату на 50 фунтов.

И не смотря на все эти жертвы, заводы продолжают закрываться, а компании гибнуть.

Кризис подымает на смех все заявления о том, что та или иная страна делает успехи и даже указывает остальным путь выхода из кризиса. Годами нам твердили, что ‘leaner, meaner'??? британская экономика сильнее, чем когда бы то ни было, а теперь мы обнаруживаем, что политика деиндустриализации и упор на финансовый сектор делает ее одной из самых уязвимых экономик в мире, сотрясаемом финансовыми штормами. Нам также говорили, что китайская и индийская экономики, с их дикими нормами эксплуатации, могут действовать как локомотивы, вытаскивающие мировую экономику из болота. А сейчас мы узнаем, что они также переживают сильный спад, что едва ли удивительно, так как их экономики находятся в зависимости от дешевого экспорта на Запад, который является эпицентром мировой экономической рецессии.

И самое главное, кризис показывает, что капиталистическая система, которая та долго заявляла о себе как о самой устойчивой и эффективной, не работает вообще, что производство на рынок ведет к быстрому его насыщению, что производство ради прибыли ведет к падению нормы прибыли, что конкуренция и анархия производства в целом не могут больше удовлетворять насущные потребности человечества. Поскольку нет никаких других причин для людей, чтобы их выбрасывали с работы, чтобы фабрики закрывались, социальные пособия урезались, то главная причина этих бедствий заключается в том, что эти меры диктует рынок, производство ради прибыли а не производство ради удовлетворения материальных и духовных потребностей человека. Кризис поэтому дает нам наиболее мощное свидетельство того, что новое общественное устройство не только возможно, но и является жизненно необходимым, если люди хотят и дальше удовлетворять свою потребность в пище, одежде и крове, жить подлинно человеческой жизнью.

От самозащиты к революции

Но это новое общественное устройство не упадет для нас с неба. Речь не идет о новой религии, дарующей нам перемены свыше, будь-то перемены от Бога или Барака Oбамы. Мы говорим о переменах, за которые нужно бороться, которые должны быть организованы, о переменах, которые требуют открытого вызова существующему мировому порядку и тем, кто управляет им, короче говоря, о социальной революции.

Социальную революцию могут осуществить только низы, только те, кто  меньше всего заинтересован в сохранения существующего порядка. Но низы никогда не будут способны пойти по пути революции, если они не превратятся в силу, способную защищать себя уже сегодня, не закалятся в борьбе против каждого наступления капиталистической системы, - каждого закрытия фабрики, каждого урезания доходов, каждого сокращения заработной платы, каждой попытки боссов и государства подавить это сопротивление и преследовать тех, кто принимает в нем участие.

Как мы можем оказать сопротивление?

Только отталкиваясь от основного пролетарского принципа, что нападение на одного есть  нападение на всех. Чтобы отражать все эти атаки, необходимо обеспечить баланс сил в нашу пользу, а это может быть сделано только, если мы попытаемся развернуть нашу борьбу так широко, насколько это возможно. Если одно рабочее место закрывается, или на сотни работников сокращается совокупная рабочая сила, те, кто сталкивается с потерей их рабочих мест должны апеллировать к тем, кто еще работает, работает на соседних или смежных рабочих местах,  втягивать их в борьбу, убеждая, что «если мы сегодня, то вы будете завтра». Если часть работников оказываются за воротами, или даже они захватывают рабочие места  и крепко за них держатся, изоляция от других рабочих, в конечном счете, подорвет их силы. Но если они распространят свое влияние на других рабочих, если они организуют массовые митинги и демонстрации, они могут вынудить дельцов и государство обратить на себя внимание, а иногда, даже вынудить их положить под сукно свои планы, или умерить свои аппетиты.

Мы уловили ясный проблеск способности рабочего класса отстаивать свои интересы в недавних забастовках рабочих нефтеперерабатывающего завода. Игнорируя болтовню профсоюза о легальных формах разрешения трудового конфликта, сотни рабочих бросили свои рабочие места в знак солидарности с другими забастовщиками, приняли участие в массовых пикетах и митингах, на которых принимались  решения о проведении забастовок.

Никто из безработных не осужден на то, чтобы сидеть дома как заключенный. В 1930-х и снова в 1980-х, безработные рабочие формировали свои собственные комитеты, чтобы сопротивляться выселениям, чтобы добиваться увеличения пособий и чтобы бороться вместе с работающими товарищами. К бастующим рабочим нефтеперерабатывающего завода присоединилось много безработных строителей, которые активно участвовали в проведении пикетов и массовых митингов. В Греции в конце прошлого года, рабочие и безработные рука об руку участвовали в уличных демонстрациях, в захвате общественных зданий (в том числе штаб-квартиры официальной федерации профсоюзов) чтобы призвать проводить открыто общие профсоюзные собрания для всех пролетариев.

Конечно, не существует никаких твердых гарантий, что эта борьба всегда будет успешной; но в любом случае, скорее раньше, чем позже давление кризиса будет вынуждать правящий класс возобновлять и усиливать свои атаки. Но через эту борьбу рабочий класс может отстоять свое человеческое достоинство, обрести свою классовую идентичность, осознать свою мощь, способную парализовать капиталистическую машину и заложить основы нового общества, где каждый сможет работать рука об руку со своими товарищами для удовлетворения своих человеческих потребностей.