Продовольственный кризис: Голодные бунты свидетельствуют о необходимости свержения капитализма

Голод беспорядки в Филиппинах

С начала года в 37 странах произошли забастовки, манифестации и волнения, направленные против дороговизны: голодные бунты на Гаити, в Мавритании и Индонезии, демонстрации против высоких цен на хлеб и разграбления булочных в Египте, столкновения в Камеруне, Кот д'Ивуар, Буркина-Фасо и Сенегале, манифестации в Мексике.

Все они вызваны резким скачком цен, ударившим по беднякам и рабочему классу. Цены на кукурузу выросли в 4 раза с середины 2007 года, на пшеницу - в два раза с начала 2008-го, а за два последних года цены на продовольственные товары в беднейших странах увеличились в целом на 60 %. В «богатых» странах ценовой рост составил от 30 до 50 %, что также существенно ухудшило положение их населения. Так, в США 28 миллионов человек выживают лишь благодаря программам бесплатного распределения продовольствия.

Сегодня в мире каждый день 100 000 человек умирают от голода, каждые 5 секунд гибнет один ребенок младше 10 лет, 842 миллиона человек страдают от хронического недоедания. Треть всего населения планеты (2 миллиарда человек) вынуждена ежедневно бороться за выживание.

Буржуазные эксперты предрекают, что нынешний кризис только ухудшит их положение, ибо приведет к головокружительному росту цен на продукты первой необходимости и одновременно к их дефициту в мировом масштабе. Буржуазия готовится к тому, что социальные конфликты и голодные бунты станут еще чаще и масштабнее, и даже опасается вооруженных столкновений с целью захвата продовольственной продукции и обрабатываемых земель. В то время как потенциал планеты позволяет прокормить 12 миллиардов человек, миллионы умирают от голода, и вызвано это законами капитализма, системы, господствующей в мире и направленной не на удовлетворение человеческих потребностей, а на извлечение прибыли. Впрочем, совокупность причин, вызвавших нынешний продовольственный кризис (резкий рост цен на нефть, спекуляция сельскохозяйственной продукцией, активно развивающийся рынок биотоплива, торговые войны и протекционизм, безответственное использование природных ресурсов, последствия глобального потепления климата), в итоге указывает на первооснову всего - подчинение производства слепым и иррациональным законам капиталистической системы.

При этом ни одна из вышеперечисленных причин сама по себе не служит единственным и исчерпывающим объяснением происходящего. Сознавая ограниченность капитализма, особенно когда она находит проявление в форме кризисов, буржуазия вынуждена прибегать к обману угнетенных и обездоленных, дабы скрыть от них преходящий характер системы, присущий и всем прежним общественным устройствам, основанным на эксплуатации. Она, как общественный класс, по необходимости и сама вынуждена тешить себя иллюзиями, отказываясь признать конечность своего правления. Самое поразительное на сегодняшний день - это контраст между показной самоуверенностью буржуазии и ее неспособностью принять сколько-нибудь эффективные меры для преодоления продовольственного кризиса.

Капитализм совершил то, что не удалось ни одной предшествующей системе: он развил производительные силы до такого уровня, который позволяет удовлетворять все человеческие потребности. Однако пока эти мощные силы подчинены законам капитализма, они не только не могут быть поставлены на службу огромному большинству населения, но и оборачиваются против него. С тех пор как капитализм вступил в стадию упадка, производимое богатство не способно освободить человеческий род от царства необходимости; более того, оно угрожает самому его существованию. Таким образом, сегодня над человечеством нависла новая опасность - повсеместного голода. Вот будущее, которое капитализм готовит ныне всем нам.

Различие между голодными бунтами и волнениями в пригородах

Разграбление магазинов является вполне закономерной реакцией людей на невыносимую жизнь, точнее, выживание. В этом смысле голодные бунты нельзя равнять с волнениями в городах (Брикстон в Великобритании в 1981 году и французские пригороды в 2005-м) или на расовой почве (Лос-Анджелес в 1992 году) - значение их совершенно иное.

Последние служат выражением отчаяния, вызванной катастрофическим историческим тупиком капиталистической системы. Они носят совершенно абсурдный характер. Во время бунтов во французских пригородах в 2005 года молодежь совершала акты насилия не в богатых кварталах, населенных эксплуататорами, а в своих собственных районах, которые после этого стали еще более мрачными и непригодными для жизни. Более того, сам факт, что основными жертвами беспорядков становились собственные семьи смутьянов, их соседи или близкие, свидетельствует о бессмысленном, безнадежном и самоубийственном характере подобных бунтов. Действительно, молодые бунтари поджигали машины рабочих, живущих в бедных кварталах, громили школы и спортзалы, в которые ходят их братья, сестры и соседские дети. Абсурдность этих бунтов позволила буржуазии использовать их не только против самих бунтовщиков, но и против всего рабочего класса в целом. Мало того, что подобные проявления насилия и отчаяния неизменно дают правящему классу повод усилить свой репрессивный аппарат в рабочих пригородах - их превратное отражение в СМИ позволило буржуазии внушить очень многим трудящимся, живущим в бедных районах, что юные бунтовщики являются не жертвами кризисного капитализма, а просто «хулиганами». Мало того, что творимые ими беспорядки способствовали усилению преследований тех, «кто лицом не вышел», то есть молодых выходцев из иммигрантской среды, - они способны подорвать в рабочем классе всякое чувство солидарности в отношении молодежи, исключенной из процесса производства, лишенной перспектив и постоянно вынужденной терпеть излишне пристальное внимание со стороны полиции. Вот почему в конечном счете такие проявления недовольства играют на руку только буржуазии.

Что же касается голодных бунтов, то они являются прежде всего выражением банкротства капиталистической экономики и иррациональной организации производства. Последняя сегодня находит проявление в продовольственном кризисе, затронувшем не только самые обездоленные слои населения «бедных стран», но и, в значительной степени, наемных работников, в том числе и в «развитых странах». Основным требованием ширящейся сегодня в мире борьбы рабочих является увеличение зарплат. Галопирующая инфляция, резкий скачок цен на товары первой необходимости, сопряженные со снижением реальных зарплат и пенсий, нестабильностью рабочих мест и волной увольнений, представляют собой проявления кризиса, ведущему к тому, что вопрос голода и борьбы за выживание во всей полноте встанет перед рабочим классом.

И именно потому, что продовольственный кризис уже непосредственно затронул рабочих «бедных» стран (и будет быстро распространяться на трудящихся ведущих капиталистических государств), буржуазии все труднее станет оборачивать голодные бунты против классовой борьбы пролетариата.

Несомненно, бунты эти также являются реакцией отчаяния со стороны пауперизированных масс «беднейших» стран и не могут сами по себе привести к свержению капитализма. Однако, в отличие от волнений в пригородах или на расовой почве, их порождает предельная нищета, на которую капиталисты обрекают все большее число людей. Они указывают на то, какая участь ожидает весь рабочий класс, если он не свергнет капитализм. И тем самым способствуют осознанию пролетариатом непоправимого банкротства капиталистической экономики. А также демонстрируют, с какой грубостью, цинизмом и жестокостью правящий класс отвечает на гнев голодных, вынужденных грабить магазины, чтобы выжить.

При этом, в отличие от беспорядков в пригородах, голодные бунты не ведут к разобщенности в рабочем классе. Наоборот, несмотря на насилие и разрушения, они способны вызвать стихийное чувство солидарности у рабочих, ибо те также страдают от продовольственного кризиса, и им все труднее прокормить свои семьи. А значит, буржуазии гораздо труднее использовать голодные бунты, чтобы разобщить пролетариев или жителей бедных кварталов.

Не голодные бунты, а только рабочая борьба может дать трудящимся перспективу

Хотя сегодня в «бедных» странах стихийно ширится рабочая борьба против нищеты капитализма и вспыхивают голодные бунты, характер этих двух движений совершенно различный.

Даже если рабочих могут вынудить участвовать в голодных бунтах и грабить магазины, это - не классовая борьба. В них пролетарии неизбежно растворятся в других «народных» слоях, наиболее бедных и маргинализированных. Участвуя в подобных движениях, пролетариат способен лишь утратить свою классовую самостоятельность и собственные методы борьбы: забастовки, манифестации, общие собрания трудовых коллективов.

Кроме того, голодный бунт - всего лишь мятеж без будущего, неспособный разрешить проблему голода. Он представляет собой не что иное, как сиюминутную, продиктованную отчаянием реакцию на полнейшую нищету. И действительно, после того, как бунтовщики сметут все с полок магазинов, там не останется ничего, в то время как повышение зарплат, которых добиваются в борьбе рабочие, может иметь более долговременный (хотя и не вечный) эффект.

Современные проявления банкротства капитализма, в частности скачкообразный рост цен и углубление продовольственного кризиса, будут повсеместно все более ухудшать условия жизни пролетариев и беднейших масс. Следовательно, в «бедных» странах, наряду с голодными бунтами, будет шириться рабочая борьба. Но если голодные бунты не несут в себе никакой перспективы, то рабочая борьба служит исходной точкой для упрочения пролетариатом в будущем своих сил. Единственным средством для него противостоять все более яростным атакам капитализма является сохранение его классовой автономии и солидарности в процессе борьбы. В частности, во время манифестаций и собраний трудовых коллективов необходимо выдвигать общие для всех требования, включая солидарность с голодающими массами. В число этих требований борющиеся пролетарии должны включать не только повышение зарплаты и снижение цен на основные товары, но и обеспечение прожиточного минимума самым обездоленным, безработным и неимущим. Лишь развивая свои собственные методы борьбы и крепя классовую солидарность с голодающими и угнетенными массами, пролетариат сможет увлечь за собой другие неэксплуататорские слои общества.

Капитализм создал все условия для изобилия, но при этом породил абсурдную ситуацию, когда перепроизводство товаров соседствует с нехваткой самых элементарных благ. Он не может предложить человечеству никакой перспективы, кроме войн, все более варварских, катастроф, все более трагических, и растущего обнищания огромного большинства населения планеты. Единственная возможность для человечества вырваться из сегодняшнего варварства - свергнуть капиталистическую систему. А единственная сила, способная совершить это - мировой рабочий класс. Увлечь за собой другие неэксплуататорские слои общества пролетариат может, только утвердив себя как революционный класс. Лишь расширением борьбы и единением в ней рабочий класс докажет, что является единственной социальной силой, которая в состоянии изменить мир и радикально разрешить проблему голода, а также войн и других бедствий, тех проявлений отчаяния, которые отравляют существование человечества. Лишь совершив мировую коммунистическую революцию, сумеет пролетариат заложить основы общества изобилия, в котором голоду не останется места на планете.