Глава 3. Возникновение Левой Фракции КПИ

В действительности, Левая Фракция КПИ
возникла в июле 1927г., после раскола, когда из нее ушло меньшинство,
ориентированное на позиции Германской Левой. Но в то время у Фракции еще не
было собственной прессы, в которой она могла бы развивать свои позиции. Не была
она еще и конституирована официально как организация. Изгнанные из КПИ, ее
активисты находились во Франции, в Бельгии, Люксембурге, и даже в США и России.
Не имея возможности вести работу в Италии из-за принятых Муссолини в 1926г.
исключительных законов, они были рассеяны по отдаленным странам. Эта трудная
ситуация не сломила их волю. Считая себя членами единой международной общности,
рабочего Интернационала, они не были деморализованы изгнанием. Напротив, они
были готовы к приобретению нового богатого политического опыта в тех странах, в
которых они оказались. Внимательно следя за политической ситуацией в Италии,
они в то же время естественным образом приняли участие в политических
дискуссиях, которые начали развиваться после исключения Троцкого из
Интернационала и появления оппозиционных групп в этом последнем. Итальянская
Левая гордилась тем, что состоит из рабочих – мигрантов; это доказывается
выступлением Бордиги на
VI Расширенном пленуме
Исполкома Коминтерна, где он сравнил итальянцев с «избранным народом», с
евреями:

«В определенной степени мы играем
международную роль потому, что итальянский народ – это народ эмигрантов –
экономических и социальных, а теперь, после победы фашизма – и политических…
Здесь есть сходство с евреями: если мы потерпели поражение в Италии, то мы
можем утешиться тем, что евреи тоже сильнее не в Палестине, а вне ее».

Чтобы выжить как политическое течение,
активисты «Заграничной» Итальянской Левой, как они себя называли, должны были
организоваться в целях осуществления политической работы, возможности которой
были полностью уничтожены в Италии. Они жили в основном во Франции и в Бельгии.
Молодежь этих стран в значительной своей части погибла в ходе Первой
Империалистической войны, с которой вернулись немногие, а их тех, кто вернулся,
многие стали инвалидами. Французское и бельгийское правительства призвали
итальянскую рабочую силу, тем более, что итальянские рабочие – мигранты уже
находились в этих стран с конца 19 века и отличались большой
приспосабливаемостью. Итальянские рабочие были для французских и бельгийских
капиталистов низкооплачиваемой, но квалифицированной рабочей силой в ведущих
отраслях экономики (металлургия, угледобыча, строительство).