Украина сползает в варварство войны

Кризис в Украине является наиболее опасным со времени распада Югославии четверть века назад. Россия пытается защитить свои интересы в регионе в противовес тенденции западноевропейских держав усилить свое влияние. Существует угроза внутренней гражданской войны и дестабилизации в регионе.

Новый президент страны Петр Порошенко выбран большинством голосов в первом раунде голосования и обещает разгромить «сепаратистов-террористов» на Востоке за считанные часы. Никаких надежд возлагать на него нельзя. Его политическая карьера начиналась в Социал-демократической партии Украины (объединенной), затем – в лояльной Кучме Партии регионов, союзнице России; затем он перешел в блок Ющенко «Наша Украина» в 2001 году. Он был министром в правительствах и Ющенко, и Януковича. Шоколадный миллиардер, Порошенко обвинялся в коррупции в 2005 году. Он выиграл президентские выборы при поддержке бывшего боксера Виталия Кличко, одновременно избранного мэром Киева, и его коррумпированных спонсоров – Левочкина и Фирташа. Украина обрела очередного коррумпированного олигарха, навязывающего единственную перспективу, которую эта проржавевшая капиталистическая система имеет для человечества: милитаризм и жесткую экономию.

Бои далеки от разгрома пророссийских сепаратистов за считанные часы; они продолжаются. Украина отразила атаку сепаратистов на донецкий аэропорт ценою десятков жизней и потеряла вертолет с генералом на борту. Боевые действия продолжаются, и сепаратисты сохраняют свои позиции.

Далекие от того, чтобы открыть новую эру демократической стабильности и роста, украинские президентские выборы 25 мая стали еще одним шагов в сползании в кровавую гражданскую войну, так же как и референдумы, проведенные сепаратистами в Крыму в марте, Донецке и Луганске в мае. Мы являемся свидетелями расширения внутреннего раскола в этой искусственной стране-банкроте, ускоренного империалистическими маневрами извне. Существует угроза того, что страна будет ввергнута в пучину гражданской войны, этнических чисток, погромов, убийств и распространения империалистического конфликта и нестабильности в регионе.

Врожденная нестабильность Украины

Украина – вторая по величине страна Европы. Это искусственный конструкт, в котором проживают 78% украинцев и 17% русскоязычных жителей, составляющих большинство в регионе Донбасса, а также различные другие национальности, включая крымских татар. Экономическое разделение проходит по той же линии: русскоязычный Восток с его угольной и стальной промышленностью вывозит товары в значительной мере в Россию и дает 25% экспорта страны, а Западная часть страны, бывшая сценой Оранжевых протестов в 2004 году и протестов Майдана этой зимой, ищет спасения в Евросоюзе.

Экономика находится в катастрофическом состоянии. В 1999 г. объем промышленного производства упал до 40% от уровня 1991 г., когда страна стала независимой. После относительного оживления, он сократился на 15% в 2009 году. Промышленность на Востоке устаревшая, очень опасная и загрязняет окружающую среду. Истощение шахт привело к тому, что работы идут в крайне опасных условиях на глубине до 1200 метров, с угрозой взрывов метана и угольной пыли, а также разрыва горной породы (подобная катастрофа недавно в Турции вызвала гибель более 300 человек в Соме). Загрязнение воды шахтами воздействует на водные запасы, устаревшие коксовые печи и металлургические заводы загрязняют воздух, а отвал и кучи шлака вызывают риск грязевых потоков [1]. К этому следует прибавить радиоактивность с атомных установок советской эпохи.

Все эти отрасли неконкурентоспособны в среднесрочной перспективе – и даже в краткосрочной, если им придется столкнуться с конкуренцией со стороны ЕС, и очень трудно представить себе, кто захочет вкладывать в них необходимые средства. Этого не станут делать ни олигархи, с их историей стремительного огромного обогащения в то время, как экономика терпит крах, ни Россия, которой приходится иметь дело с ее собственной устаревшей промышленностью времен СССР, и уж, конечно же, не западноевропейский капитал, который закрыл большинство своих собственных шахт и сталелитейных заводов в 1970-х – 1980-х гг. Идея, что Россия сможет открыть путь выхода из экономической катастрофы, обнищания и безработицы, которую испытывают все, пока олигархи богатеют – своего рода ностальгия по сталинизму с его скрытой безработицей – это опасная иллюзия; она может лишь подорвать способность трудящегося класса защищать себя.

Иллюзия в отношении денег с Запада столь же опасна. Мартовская «помощь» от МВФ размером в 14 – 18 млрд. долларов, взамен 15 миллиардов, отозванных Россией после падения Януковича, предоставляется на условиях строжайшей экономии, увеличения цен на топливо на 40% и сокращения 10% работников госсектора (примерно 24 000 рабочих мест). Цифры безработицы уже сейчас не внушают доверия, потому что многие люди не регистрируются как безработные или страдают от неполной занятости.

Пока Украина оставалась частью СССР и на западных границах была окружена российскими сателлитами, разделения не представляли угрозы для целостности страны. Но это не означает, что таких разделений не было или что они не обыгрывались. К примеру, 70 лет назад были высланы крымские татары, и лишь недавно некоторые из них стали возвращаться.

Разделения всячески раздуваются самым тошнотворным и кровожадным образом всеми сторонами. Это не только ультраправая «Свобода» и реабилитация временным правительством Степана Бандеры – украинского нациста периода войны. Юлия Тимошенко использует язык расстрелов и бомбежек русских лидеров и населения, а Петр Порошенко осуществляет это на практике. Русская сторона столь же отвратительна и убийственна. Обе стороны создали военизированные формирования. Даже Киев полагается не только на регулярную армию. Эти иррегулярные силы включают самых опасных фанатиков, наемников, террористов и убийц, которые запугивают гражданское население и убивают друг друга. Как только таким силам дают волю, они начинают становиться автономными и неподконтрольными и ведут в смертельную ловушку, какую мы наблюдаем в Ираке, Афганистане, Ливии или Сирии.

Россия защищает свои стратегические интересы в Крыму

Крым нужен российскому империализму для его Черноморского флота, размещенного в незамерзающих водах и имеющего доступ к Средиземноморью. Лишившись крымских баз, Россия больше не сможет проводить операции в Средиземном море и Индийском океане. От Крыма зависит ее стратегическое положение. Украина также нужна ей для защиты газопровода «Южный поток», когда тот будет завершен. Это вызывает постоянную озабоченность с момента независимости Украины. Россия просто не может допустить того, чтобы Крымом распоряжалось прозападное правительство Украины, отсюда ее реакция на любой вопрос о соглашении с ЕС. В 2010 году Россия предоставила скидку за газ в обмен на продление аренды ее морской базы в Крыму. Когда правительство Януковича отложило соглашение об ассоциации с ЕС в ноябре прошлого года, Россия ответила предоставлением пакета помощи в 15 млрд. долларов, но он был задержан, когда Янукович был смещен и бежал из Украины. Вскоре после этого Россия захватила Крым и организовала референдум о его присоединении, который смогла использовать в пропагандистской войне за его аннексию, несмотря на международное непризнание.

Так в марте Россия получила Крым де-факто, хотя это и не получило международного признания. Но положение осталось ненадежным, так как Крым окружен территорией Украины, страной, которая идет по пути подписания соглашения об ассоциации с ЕС и тем самым вступает в союз с врагами России, пытаясь избавиться от российского шантажа, найдя новых доноров в Западной Европе. По стратегическим соображениям, чтобы иметь наземный доступ к Крыму, Россия нуждается в контроле над восточной частью Украины. С Восточной Украиной дело обстоит совершенно иначе, чем с Крымом, несмотря на долю русскоязычного населения, которое служит алиби для действий России. При отсутствии военной базы в Восточной Украине, сепаратистские референдумы в Донецке и Луганске не могут обеспечить России эти регионы: они могут лишь дестабилизировать их, приведя к усилению боевых действий. Они не могут даже обеспечить контроль над местными группировками сепаратистов.

У России есть и другая карта для возможной дестабилизации в регионе – это Приднестровье, которое откололось от Молдовы на юго-западной границе Украины и также имеет значительное русскоязычное население.

Это не новая холодная война, а новая спираль погружения в военное варварство

Это отнюдь не возвращение к холодной войне. То был период десятилетий военной напряженности между двумя империалистическими блоками, которые разделили Европу. Но в 1989 году Россия ослабела до такой степени, что больше уже не могла контролировать ни своих сателлитов, ни даже бывший СССР, несмотря на все попытки, такие как последовавшая война в Чечне. Теперь многие восточноевропейские страны входят в НАТО, которое может действовать у самых границ России. Но у России сохраняется ее ядерный потенциал, и у нее все те же стратегические интересы. Угроза потери всякого влияния в Украине – это дальнейшее ослабление, которого допустить нельзя, и она вынуждена реагировать.

США – единственная оставшаяся сверхдержава, но у них больше нет авторитета лидера «блока» по отношению к их «союзникам» и конкурентам в Европе. Это продемонстрировал тот факт, что США не смогли уже мобилизовать эти державы в поддержку своей второй войны в Ираке, как они это сделали в первой войне. В действительности США ослаблены более чем 20-летними войнами в Ираке и Афганистане. Они сталкиваются с подъемом нового соперника – Китая, что дестабилизирует Юго-Восточную Азию и Дальний Восток. В результате, несмотря на намерения США сократить свой военный бюджет, они вынуждены концентрировать свое внимание на этом регионе мира. Обама заявил, что «некоторые из наших самых дорогостоящих ошибок проистекали не из нашей сдержанности, а из нашей готовности ринуться в военные авантюры, не продумав последствий» [2]. Это не означает, что США не попытаются поучаствовать в украинском действе путем дипломатии, пропаганды и операций прикрытия – но немедленной перспективы военной интервенции нет. России противостоит не объединенный Запад, а ряд отдельных стран, каждая из которых защищает свои собственные империалистические интересы, пусть даже на словах они резко осуждают ее шаги в Украине. Британия не желает санкций, которые повредят российским инвестициям в Сити, Германия помнит о своей нынешней зависимости от российского газа, хотя ищет и других энергетических поставщиков. Балтийские государства за строжайшее осуждение и меры, так как ощущают угрозу из-за крупного русскоязычного населения в своих странах. Так что украинский конфликт разжигает еще одну спираль военной напряженности в Восточной Европе, демонстрируя, что все поражены неизлечимой раковой опухолью.

В настоящее время Россия сталкивается с санкциями, которые могут в потенциале приобрести весьма угрожающий характер, поскольку она так сильно зависит от экспорта своих нефти и газа. Ее недавняя сделка с Китаем станет огромным подспорьем. Китай воздержался от осуждения ООН российской аннексии Крыма. На уровне пропаганды он претендует на Тайвань на основе тех же принципов, которые Россия применяет в Крыму: единство населения, говорящего на китайском языке. Однако он не намерен признать принцип самоопределения, когда речь заходит о его собственных меньшинствах.

Все буржуазные фракции, как внутри Украины, так и те, которые разжигают происходящее извне, оказываются в ситуации, когда любой новый шаг только ухудшает ситуацию. Это похоже на цугцванг в шахматах, игре, которую весьма любят в России и Украине: позицию, когда любой ход игрока может лишь ухудшить позицию, но он может или ходить – или сдаться. Так, Киев и ЕС хотят более прочной ассоциации, что ведет лишь к конфликту с Россией и сепаратизму на Востоке; Россия хочет обеспечить свой контроль над Крымом, но вместо контроля над Украиной или ее Восточным регионом все это может лишь разжечь сепаратизм и нестабильность. Чем больше они пытаются защищать свои интересы, тем более хаотичной становится ситуация, а страна скатывается к гражданской войне – как Югославия в 1990-х годах. Это характерная черта разложения капитализма, когда правящий класс не может предложить никакой рациональной перспективы для общества, а трудящийся класс пока еще не способен выдвинуть собственную перспективу.

Опасность для трудящегося класса

В такой ситуации опасность для трудящегося класса состоит в том, что его привлекут на свою сторону различные националистические фракции. Такая опасность тем больше, что историческая вражда основана на реальном варварстве, учиненным каждой из фракций на протяжении XX века: украинская буржуазия может напоминать населению и особенно трудящемуся классу о голоде, убившем миллионы людей в результате насильственной коллективизации в сталинской России; российская может напоминать своему населению об украинской поддержке Германии во Второй мировой войне; а татары не забыли о своей депортации из Крыма и гибели почти половины из 200 тысяч затронутых ею людей. Существует также угроза того, что трудящиеся будут одурачены с помощью перекладывания вины за свою растущую нищету на ту или иную фракцию и привлечены на этой основе к поддержке другой фракции. Ничто из этого не принесет трудящемуся классу ничего, кроме усугубления «экономии» и кровопролитных конфликтов.

Некоторые трудящиеся неминуемо будут вовлечены в пророссийские или антироссийские настроения [3], но мы не знаем ситуацию во всех деталях. Тем не менее, тот факт, что Донбасс превратился в арену боя между националистическими силами, означает слабость трудящегося класса в этом регионе. Сталкиваясь с безработицей и нищетой, трудящиеся неспособны повести борьбу за свои собственные интересы вместе со своими братьями по классу на Западе Украины и сталкиваются с опасностью быть натравленными друг на друга.

Существует очень небольшое, но важное меньшинство интернационалистов в Украине и России, КРАС и другие, чье смелое заявление «Война войне! Ни капли крови за «нацию»!» [4] защищает позицию трудящегося класса. Хотя этот класс пока еще не может выдвинуть революционную перспективу, он остается непобежденным в мировом масштабе. Он – единственная надежда на альтернативу головокружительному падению капитализма в пучину варварства и саморазрушения.

Алекс

Примечания:


[1] Любой человек, живший в Великобритании в 1966 г., при упоминании о таких обвалах вспомнит катастрофу в Аберфане, когда обрушение породного отвала похоронило начальную школу, убив 116 детей и 28 взрослых.

[2] The Economist 31.5.2014.

[3] Так, 300 шахтеров (сравнительно небольшое число) провели митинг в поддержку сепаратистов (http://www.theguardian.com/world/2014/may/28/miners-russia-rally-donetsk).

[4] http://www.aitrus.info/node/3607