Солидарность с рабочими-нефтяниками Казахстана – жертвами капиталистического государства!

16 декабря прошлого года в Жанаозене (город с 90-тысячным населением примерно в 150 км от побережья Каспийского моря, на западе Казахстана) произошла настоящая бойня: силовики открыли огонь из автоматов по собравшимся на площади 16 тысячам рабочих-нефтяников и солидарным с ними местным жителям, протестовавшим против увольнений и задержки зарплат. Погибло по меньшей мере 10 человек (по официальным данным). На самом деле жертв, несомненно, было гораздо больше, называются цифры 70 убитых и 700-800 раненых.1

Протестному движению в нефтедобывающей отрасли Казахстана положили начало рабочие компании «Каражанбасмунай» в первых числах мая 2011 года, к середине мая оно стало массовым, охватив другие предприятия по добыче и переработке нефти, расположенные в районе Актау: «Ерсай Каспиан Контрактор», «КазМунайГаз», «Жондеу», «КРУЗ», «Бургылау», и даже «Актобемунайгаз» из соседней Актюбинской области. Их работники требовали повышения зарплат, обеспечения большей безопасности труда (в связи участившимися несчастными случаями на производстве). На заводе «Озенмунайгаз» забастовка продолжалась 3 месяца. Когда в декабре решено было провести празднование двадцатой годовщины независимости страны на центральной площади города Жанаозен, с июля занятой бастующими, это походило на провокацию и так и было воспринято населением. Со своей стороны, демократическая оппозиция режиму откровенно попыталась использовать движение рабочего класса в своих целях: «14 декабря, за два дня до праздника независимости, газета «Республика»2 напечатала призыв провести митинг в Жанаозене, подписанной анонимной «группой жителей Мангистауской области». В этом призыве впервые фигурировали политические требования, одна его статья была озаглавлена «Долой Назарбаева!» В городе распространялись листовки с требованием выйти на центральную площадь 16 декабря, в день независимости!»3 На крышах заняли позиции вооруженные полицейские и солдаты, БТР ждали сигнала. Группа демонстрантов (провокаторы, по мнению бастующих) опрокинула праздничные декорации. Прибывшие на место полицейские машины врезались в толпу демонстрантов, что вызвало гнев последних; они перевернули, а затем подожгли одну из машин. Затем протестующие подожгли здание муниципалитета и штаб-квартиру компании «Озенмунайгаз», что послужило полиции предлогом для применения силы и массовых арестов (было задержано 130 человек). Рабочие явно попали в смертельную ловушку, устроенную властями и призванную сломить их движение, продолжавшееся несколько месяцев.
Немедленно было введено чрезвычайное положение, установлен комендантский час, и так продолжалось до 5 января. Несмотря на отсутствие Интернета и мобильной связи и молчание государственного телевидения, подобное жестокое подавление демонстрации вызвало движение солидарности во всей Мангистауской области на восточном побережье Каспийского моря. 17 декабря все нефтедобывающие предприятия прекратили работу. Все время, пока Жанаозен был окружен БТРами и солдатами внутренних войск, продолжались яростные столкновения между бастующими и полицией, которую поддерживала авиация. В соседнем городе Шепте сотни демонстрантов блокировали и столкнули с рельсов поезд с грузом для полиции. Тысяча человек, бросив вызов многочисленным силовикам, вышла на улицы Актау (главного города области со ставосьмидесятитысячным населением), чтобы выразить свою солидарность и протест против насилия. Они несли плакаты: «Не стреляйте в народ! Отзовите войска!» В понедельник 19 декабря тысячи работников нефтяной отрасли вышли на главную площадь Актау и противостояли полиции, требуя от властей прекратить насилие, вывести войска из Жанаозена (под лозунгами: «Мы хотим вывода войск. Они убивали людей!»), «установить виновных и гибели демонстрантов» и отправить в отставку президента Назарбаева.
 

Репрессии при молчаливом соучастии и одобрении ведущих мировых держав

Казахстанская буржуазия использовала все средства, чтобы заставить рабочих повиноваться: клевету (называя их «хулиганами» и «агентами заграницы»), обман (обещания премьер-министра Масимова вновь взять на работу уволенных и президента Назарбаева – оказать помощь 1800 бастующим Жанаозена) и жестокие репрессии (необоснованные аресты лиц мужского пола, пытки заключенных). Президент воспользовался и разногласиями в среде правящего класса, объявив 22 декабря об отставке местного губернатора, управляющих государственного топливного предприятия-гиганта «Казмунайгаз» (в том числе своего зятя Т. Кулибаева) и некоторых его филиалов, где работали забастовщики, представив это как уступку требованиям рабочих. Похоже, казахстанской буржуазии удалось сломить сопротивление рабочего класса, в настоящий момент не способного на массовые выступления.

Как всегда, когда дело касается классовой борьбы пролетариата, ведущие западные СМИ в массе своей обошли события в Казахстане молчанием. Тем более если требовалось соучастие западной буржуазии в преступлениях против эксплуатируемых... В самом деле, клике Назарбаева удалось достичь своих целей лишь благодаря молчаливой поддержке буржуазии ведущих мировых держав (Франции, Германии, России, Китая…), с которыми у нее наилучшие отношения. Капитал многих западных государств вложен в ключевые отрасли казахстанской экономики (в том числе именно те, где происходили забастовки, в добычу и переработку нефти и газа, объединенные с 2002 года в государственный трест «Казмунайгаз», чьи многочисленные филиалы представляют собой совместные предприятия с ведущими мировыми нефтяными компаниями).4 Так что в силу причин стратегического порядка5 эти страны заинтересованы в сохранении социальной стабильности и существующего режима в Казахстане и, следовательно, - в репрессиях. Россия из опасений, как бы дестабилизация не затронула ее саму, истерически ратует за сохранение стабильности у своих «ближайших соседей» любой ценой. Китайские компании (такие, как «Каражанбасмунай», совместное предприятие «Казмунайгаз» и группы CITIC) обеспокоены требованиями работников уравнять зарплаты китайских и местных сотрудников. Что же касается Франции, после избрания президентом Н. Саркози экономические отношения между двумя странами получили развитие с подписанием в июне 2008 года договора о стратегическом партнерстве и созданием в 2010-м Президентской франко-казахстанской комиссии. В связи с этим французский министр внутренних дел К. Геан даже назвал режим Назарбаева «островком стабильности и терпимости» (так!). Наконец, визит казахстанского президента в Германию в начале февраля 2011 года по случаю подписания ряда важных торговых соглашений, призванных «улучшить снабжение немецкой промышленности необходимым сырьем»,6 даже не сопровождался ритуальными сожалениями немецкой «демократии» об участи трудового народа. А. Меркель подчеркнула «большую заинтересованность предприятий Германии в дополнительных инвестициях в Казахстане». В общем, любые примеры борьбы рабочего класса за свои интересы и варварства буржуазии, способного возмутить угнетенных, следует всячески скрывать!

Проявление всемирного подъема классовой борьбы

Насколько мы можем судить о событиях в Казахстане, учитывая недостаток информации и молчание буржуазии,7 длительная борьба казахстанских трудящихся бесспорно служит проявлением всемирного подъема классовой борьбы пролетариата, вызванного углублением экономического кризиса. Забастовка, в которой участвовало 15 тысяч человек, стала самой массовой в стране, поделенной между представителями буржуазно-мафиозной клики Назарбаева, господство которой основано на разграблении экономики и беззастенчивой эксплуатации рабочей силы. Зарплата не увеличивается (в 2009 году среднемесячная зарплата рабочего составляла 550 евро) при том, что стоимость жизни с тех пор возросла на 70 %, а покупательная способность тенге (местной валюты) упала на 25 %. Борьба трудящихся Казахстана обладает теми же чертами, что и рабочая борьба во всем мире. На смену рабочим советской эпохи пришло новое поколение, более боевое, главным образом, провинциальная молодежь, которая не желает больше терпеть жестокую эксплуатацию и ужасные условия труда. Бóльшую роль в движении стали играть женщины. Таким образом, движение рабочих-нефтяников свидетельствует о тех же переменах в умонастроениях рабочего класса, что имеют место повсюду в мире и находят проявление в стремлении к солидарности перед лицом капиталистических репрессий и террора.

Борьба работников нефтяной отрасли западного Казахстана за повышение оплаты труда ведется уже несколько лет. В октябре 2009 года трудящиеся Жанаозена уже бастовали, требуя выплаты премий. В декабре 2010-го началась забастовка работников предприятия «Каражанбасмунай» с требованием повысить зарплату до того уровня, которого добились бастовавшие рабочие «Озенмунайгаза» (оба предприятия являются филиалами компании «Казмунайгаз»). Во время забастовки 4-19 марта 2011 года десять тысяч сотрудников «Казмунайгаза» проводили общие собрания, выступая за отмену нового метода расчета заработной платы (который дирекция хотела навязать им, угрожая недовольным увольнением) и введение доплат за вредность. Тогда город окружили полицейские части. Забастовка была объявлена незаконной, а членов стачкома отдали под суд. 9 мая началась массовая голодовка протеста. 1400 человек отказались от обеда и ужина. 17 мая остановили работу 4500 человек, состоялось общее собрание, которое постановило объявить забастовку и избрало шесть своих представителей для ведения переговоров. Руководство «Казмунайгаза» и местные власти объявили забастовку незаконной и сообщили об увольнении всех бастующих, надеясь таким образом сломить их решимость. Всего было уволено 2600 забастовщиков. Особенно грубо обращались с женщинами, державшими голодовку. 26 мая 22 работника «Озенмунайгаза» также объявили голодовку в знак солидарности со своими коллегами из «Каражанбасмуная». На следующий день их поддержало 8 тысяч рабочих различных филиалов «Казмунайгаза», требовавших повышения зарплаты. Вокруг группы голодающих собралось 2 тысячи демонстрантов, которые защищали их от полиции. С самого начало движение столкнулось с полицейским террором и репрессиями. Власти распространяли среди населения листовки с разъяснением незаконности забастовки; агенты и полицейские в штатском организовывали провокации; сотни людей были задержаны. 12 июня полицейские атаковали бастующих женщин, избили их и обвинили в участии в незаконном сборище. В ночь с 8 на 9 июля полиция предприняла штурм палаточного лагеря забастовщиков, расположенного на территории предприятия «Озенмунайгаз» - тогда сорок бастующих облили себя бензином и пригрозили коллективным самосожжением. Это лишь на один день отсрочило эвакуацию лагеря. Тогда его решили перенести на центральную площадь Жанаозена, на которой постоянно собирались протестующие (порой их число достигало 5 и даже 8 тысяч человек). На протяжении следующих двух месяцев, в июле и августе, участились нападения вооруженных банд на решительно настроенных рабочих и активистов независимых профсоюзов, некоторые из них и члены их семей были убиты.8

Требование создания независимого профсоюза ведет в тупик

Изначально силу рабочих-нефтяников составляла их массовая активность и роль общих собраний, где они могли обсуждать способы борьбы и коллективно принимать решения по ее организации и развитию. Основной же слабостью движения стала замкнутость в своей отрасли и в отдельном регионе. Требование создать независимый профсоюз рабочие (и троцкистские организации) выдвигали на каждом этапе борьбы, и оно тоже внесло свой вклад в ее роковой исход.

Казахстанские режим, чьи косные структуры и нравы непосредственно унаследованы от сталинизма,9 нетерпим ко всякого рода оппозиции и привык опираться на полностью интегрированные в систему профсоюзы, откровенных пособников властей в деле обеспечения «социальной стабильности». Официальная федерация профсоюзов осудила забастовку как «незаконную» и тем самым полностью дискредитировала себя в глазах рабочего класса. Требование «подлинного» профсоюзного представительства стало, наряду с повышением зарплат, одной из причин массовых протестов рабочих «Казмунайгаза» в начале мая. Но оно не только не способствовало развитию борьбы, а даже тормозило ее.

Чтобы обрести силу и выступить против капиталистического государства наиболее широким фронтом, движение должно шириться и охватить весь пролетариат, преодолев навязываемые ему капитализмом различия, в том числе национальные границы – именно потому, что в рамках одной страны невозможно радикально изменить положение рабочего класса. В наше время, в эпоху упадка капиталистической системы, уже невозможно где бы то ни было путем реформ добиться долгосрочного улучшения положения рабочего класса. Пролетариат избавится от своих проблем, лишь уничтожив капиталистическую эксплуатацию, наемный труд – задача, решить которую возможно лишь в мировом масштабе.

Разумеется, не может быть никаких сомнений в честности и искренности рабочих, ведущих борьбу в независимых профсоюзах (нередко они становятся жертвами репрессий и преследуются буржуазным правосудием за «разжигание социальной розни», «организацию незаконных сборищ, шествий и демонстраций»). Вопросы вызывают методы борьбы, которые эти организации предлагают рабочему классу. Объединяя рабочих по отраслям капиталистической экономики (в данном случае добыча и переработка нефти), профсоюз настаивает на защите специфических отраслевых требований. И тем самым дробит потенциальные силы пролетариата, препятствует его единению. Действуя в отдельных странах, профсоюзы ставят целью лишь изменение условий эксплуатации рабочего класса в рамках существующих капиталистических производственных отношений. Вот почему любая форма профсоюзной деятельности ни в коей мере не отвечает подлинным потребностям классовой борьбы, в конечном итоге подчиняет рабочих требованиям эксплуатации, ведет к соглашательству с правящим классом, интеграции в систему и защите установленного порядка.

Рабочие не должны допускать, чтобы их деятельность ограничивали требованиями, которые изолируют их по отраслям и в национальных границах.10 Пролетариат – интернациональный класс, и его классовая борьба является интернациональной и солидарной: борьба каждой части его служит примером и побуждает присоединиться к ней весь пролетариат. Чтобы успешнее бороться за общее дело, различные группы пролетариата должны в своей практической работе учитывать уроки своей долгой истории и опыт товарищей.

Светлана

 

1 По сообщениям независимого телеканала К+, вещающего из Кыргызстана.

2 Эта газета, как и канал К+, финансируются М. Аблязовым, политическим оппонентом Назарбаева, бежавшим в Лондон.

3 По информации Global Voices: http://fr.globalvoicesonline.org.

4 «Тоталь» участвует в разработке гигантского нефтяного месторождения Кашаган и, вместе с «Же-Де-Эф-Суэц», в эксплуатации Хвалынского газового месторождения на Каспии. Группа «Арева» через свой филиал, совместный с «Казатомпромом» (КАТКО) ставит целью обеспечить 25 % потребностей Франции в уране поставками из Казахстана.

5 В том числе необходимости обеспечить себе поставки нефти, газа и урана.

6 Как говорится в коммюнике Федерации немецкой промышленности (BDI).

7 Поэтому мы приносим извинения за возможные неточности и даже ошибки в этой статье.

8 В первую же неделю забастовки был сожжен дом заместителя председателя профсоюза работников предприятия «Каражанбасмунай» Асланбека Айдарбаева. 2 августа убили профсоюзного активиста Жаксылыка Турбаева. 14 августа была найдена убитой 18-летняя Жансауле Карабалаева, дочь председателя профкома предприятия «Озенмунайгаз».

9 Назарбаев, бессменный президент республики с 1990 года, регулярно «переизбираемый» 90 % голосов, до провозглашения государственно независимости Казахстана был председателем совета министров этой республики (1984-1989) и первым секретарем ее компартии (1989-1991).

10 Каждое выступление рабочих-нефтяников в Казахстане сопровождается требованием отставки администрации предприятий и их национализации под рабочим контролем. Следует учитывать, что местная буржуазия сформировалась на основе прежней партийно-производственной бюрократии, а первоначальное капиталистическое накопление сопровождалось ограблением большинства населения, причем не только криминальным, но и дозволенным законодательно. С тех пор как рабочий класс погружается в нищету. Но было бы глубокой ошибкой внушать ему (подобно троцкистам), что положение его улучшится после смены руководства под рабочим контролем, который означает «непосредственное участие трудящихся в управлении производством, распределении прибылей и контроль над всеми ресурсами предприятия, […] сохранение и развитие производства, меньшее сокращение занятости, […] рост зарплат, [участие предприятия] в субсидировании развития города и региона». На деле же это не что иное, как призыв к рабочим подчиниться остающимся в силе законам капитализма и эксплуатировать самих себя. Везде, где капитал позволял рабочим хозяйничать на предприятиях (причем никогда – в стратегических отраслях), кризис капитализма вынуждал их принимать против себя самих меры, к которым прибег бы любой крупный менеджер: усиление темпов работы, сокращение зарплаты и увольнения! Конечная цель классовой борьбы пролетариата – не иллюзорное справедливое перераспределение богатств в одной отдельной взятой стране, а всемирное уничтожение царства капитала и управляющих нынешней системой экономических законов во имя освобождения Труда и строительства общества без классов и эксплуатации.