Почему миллионы людей бегут из Сирии, Ирака, Афганистана, Ливии, Йемена и других стран Ближнего Востока, Центральной Азии и Африки? Потому что там население отчаянно пытается уйти от бесконечных войн и вооруженных столкновений между множеством террористических банд и официальным правительством, причем, часто война превращается в столкновение всех против всех. Сирия – это наиболее «продвинутое» выражение подобного кровавого хаоса. Режим Асада, который показал себя готовым вбомбить Сирию в руины, лишь бы сохранить власть, контролирует менее четверти территории страны. Целые районы на севере и востоке Сирии находятся под контролем джихадистов-фанатиков из Исламского государства. Другие сирийские регионы находятся в руках тех, кого западные СМИ иногда называет «умеренными» оппозиционерами, но которые часто мало чем отличаются от джихадистов из ИГ, а «светские и демократические» боевики Свободной сирийской армии, которая была шумно поддержана США и Великобританией, похоже, стремительно маргинализируется. Противники Асада то создают альянсы и союзы друг с другом, то вступают в ожесточенные сражения друг против друга.

Также Сирия, как и некоторые другие страны данного региона, является точкой империалистического противостояния между альянсами государств, в первую очередь США и их союзников и РФ и ее союзников. С самого начала Россия поддержала режим Асада как военными поставками и «советниками», так и прямым военным вмешательством. Сегодня русские военные бомбят «террористические» цели, потому что без внешней поддержки режим Асада может рухнуть, вследствие чего Россия рискует остаться без серьезного военно-морского присутствия в Средиземном море. Для России практически все оппозиционные сирийские силы, в том числе те, что поддерживаются США – террористы, и многие ракетно-бомбовые удары наносятся не по Исламскому государству, а по антиасадовской оппозиции. Со своей стороны США, которые собственное военное вмешательство в сирийский конфликт тоже прикрывают необходимостью борьбы с Исламским государством, уделяют первостепенное внимание поддержке сирийской оппозиции. Таким образом, две крупные империалистические державы, которые на словах заявляют об одинаковых целях в данном регионе – борьбе с террором, в реальности действуют с прямо противоположными целями, хотя и не вступают в прямой военный конфликт друг с другом.

Вмешательство крупных держав в сирийский конфликт увеличивает хаос, потому что они преследуют противоположные интересы и, соответственно, поддерживают противоположные воюющие стороны, что не позволяет одержать победу какой-то одной местной группировке, а, значит, нет никаких перспектив, что война закончится в обозримом будущем. Это лишает людей последней надежды, не оставляя им иного выбора, как бежать из этой мясорубки, устроенной местными и иностранными капиталистами. Подобно американскому вторжению в Ирак, вмешательство демократических государств только увеличивают нестабильность, экономическую разруху и количество проливаемой крови. К такому же результату приводит вмешательство недемократических друзей американской демократии, что видно на примере Йемена, где военную операцию проводит ближневосточный диктаторский союзник США – Саудовская Аравия. Список того, как любое вмешательство извне в любой конфликт только увеличивает проблему, можно продолжать очень долго: за последнее время это продемонстрировал и лезущий в Ирак и Сирию турецкий империализм, и лезущий во многие ближневосточные страны иранский империализм. Все подобные вмешательства только создавали новые проблемы, подливая масло в огонь местных конфликтов, при этом, не решая старые проблемы.

В течение десятилетий после Второй мировой войны мир жил под угрозой ядерного уничтожения двумя империалистическими блоками, контролируемыми США и СССР. В то же время эта «холодная война» установила в мире определенную дисциплину и порядок, так как большинству меньших стран или националистических сил приходилось подчиняться диктату одного из двух крупных блоков. Распад русского блока вначале 1990-х привел к быстрому снижению дисциплины в американском блоке, а последующие попытки США нейтрализовать центробежные тенденции привели к прямо противоположным результатам.  

Неудачи Штатов в Афганистане и Ираке – очевидное доказательство того, что США теряют контроль над ситуацией во многих регионах мира. Например, Талибан, лишившийся власти в 2001 году из-за вторжения Америки, сейчас усиливается в Афганистане, а в Ираке растет влияние Ирана, который не является союзником для США, несмотря на недавние попытки наладить отношения.  После подобного крайне отрицательного опыта, США не горят желанием вмешаться в наземную войну, но на фоне ослабления американского контроля на Ближнем Востоке, Штатам приходится реагировать, однако пока военные авантюры ограничиваются в основном воздушно-бомбовыми ударами, чтобы поддержать силы, подобные оджалановской партии, которую на Западе ранее рассматривали как террористическую группу, но которая оказалась эффективным военным инструментом в борьбе с ИГ. Однако союз американского империализма с оджалановской партией вынудил Турцию поднять ставки в войне против курдов. В то же время определенные успехи ИГ в Сирии поставили под угрозу режим Асада, что затрагивало империалистические интересы России в данном регионе и вынудило русский империализм активнее вмешаться в сирийскую бойню.

На фоне роста межимпериалистических противоречий, все сложнее увидеть какой-либо шанс на мир в Сирии в обозримом будущем. Также рост противоречий между различными государствами наблюдается на планете в целом, дестабилизируя весь мир, а не только некоторые горячие точки. Иррациональность капиталистической войны становится все более и более очевидной: войны, разоряющие планету, приносят краткосрочную прибыль меньшинству капиталистов и политических гангстеров, но в целом они наносят вред даже капиталистической системе и не несут за собой перспективы послевоенного восстановления и роста, как это было после Второй мировой войны. И все же, ни одно из капиталистических правительств, от могущественных заправил США до самых незначительных местных правителей, не может позволить себе остаться в стороне от этого безрассудного погружения в милитаризм и войну. Расходы на военное вмешательство могут быть громадными и разорительными, но суть капитализма и порождаемой им мировой конкуренции такова, что ни один политический гангстер не может остановится в этой кровавой мясорубке, не рискуя оказаться уничтоженным своими соперниками. Пока существует капитализм, до тех пор будет существовать военная, политическая и экономическая конкуренция, проливающая моря и океаны невинной крови.

Если капиталисты платят за войну деньгами, то простые люди вынуждены платить за авантюры мирового империализма своей плотью и жизнью: гражданское население в горячих точках подвергается бомбежкам, изнасилованиям, казням со стороны правительственных или оппозиционных головорезов, их жилища, на ряду с историческими памятниками и культурным наследием многих веков, варварски разрушаются, им приходится голодать, а нередко и бежать в «безопасную» Европу, рискуя погибнуть в пути. При сохранении капитализма у человечества только одна перспектива – распространение хаоса, варварства и военного зверства по всему миру. Разлагающийся заживо старческий капитализм подводит человечество к роковой черте невозврата.

Дно социального, экономического, военного и политического падения еще не достигнуто. Если Европа пока кажется «оазисом процветания» беженцам из разных регионов мира, то это не из-за доброты европейской буржуазии. Это потому, что рабочий класс в этих странах по-прежнему является политической силой, которая заставляет власть предержащих считаться с собой. Правящий класс боится погрузить пролетариат Европы в нищету, и не способен заставить европейских трудящихся покорно идти на войну, как это было в 1930-е годы, когда пролетариат потерпел поражение как от фашистских и демократических режимов, так и от сталинистской контрреволюции, убивавшей коммунистов под вывеской социализма (хотя сталинский режим был антикоммунистическим, он прикрывался коммунистической риторикой и выдавал себя за социализм). Сирия показывает нам пример того, до какой звериной жестокости и невероятного варварства может дойти правящий капиталистический класс, когда пролетариат слаб и не в состоянии противостоять жестокости государства. Проблема рабочего класса главных капиталистических центров планеты (в первую очередь Западной Европы) в том, что он не осознает еще, насколько силен, насколько власть предержащие всей планеты боятся его организованного восстания, что только он может предложить человечеству выход из того кровавого тупика, в который капитализм загнал мир.  Классовая борьба на основе интернациональной солидарности пролетариев всех регионов мира – единственная возможность для человечества остановить варварство архаичной и упадочной капиталистической системы и построить подлинно человеческий мир на принципах реального гуманизма и социальной свободы.

4. 10. 2015