Для всех, кто считает, что единственная надежда человечества – революционное свержение мирового капитализма, невозможно встретить начало 2017 года (оригинальная статья была написана в начале года,- прим. переводчика) без воспоминания, что это – 100-я годовщина Русской революции. Также понятно, что все те, кто настаивают на том, что нет никакой альтернативы нынешней господствующей системе, вспомнят эту дату под углом собственной точки зрения.
Многие из них, конечно, проигнорируют юбилей или преуменьшат его значение, говоря, что это всего лишь старая история. С тех пор всё изменилось: какой смысл говорить о революции рабочего класса, когда рабочий класс исчез или был настолько ослаблен, что термин «революция рабочего класса» можно даже использовать для характеристики протестного голосования за выход Великобритании из ЕС или в поддержку Трампа в старых промышленных центрах, разрушенных глобализацией?
Если вспоминают об изменениях, потрясших мир в 1917 году, в большинстве случаев их преподносят как своего рода кошмарную историю, с неизменным морализаторским выводом: вот что происходит, когда бросают вызов существующей системе, когда впадают в иллюзию, что возможна лучшая форма общественной жизни. У тех, кто борется за улучшение, обязательно получается хуже того, что было. Бросая вызов социальной несправедливости, вы непременно получите террор, ГУЛАГ, вездесущее тоталитарное государство. Весь этот ужас начался с Ленина и его фанатичной группы большевиков, государственный переворот которых в октябре 1917 года уничтожил молодую российскую демократию и привел к Сталину и превращению общества в большой принудительный трудовой лагерь. А затем все это рухнуло, что продемонстрировало раз и навсегда невозможность организовать современное общество иначе, чем методами капитализма.
Мы не тешим себя иллюзиями, что будет легко разъяснить в 2017 году реальное значение и реальную природу Русской революции. Данный момент – это период чрезвычайных трудностей для рабочего класса и его небольших революционных меньшинств, период, в котором преобладают чувства безнадежности и потери какой-либо перспективы на будущее, период зловещего роста национализма и расизма, разделяющего рабочий класс и натравливающего его на самого себя, период расцвета патриотической демагогии правых популистов и демократической демагогии левых популистов, призывающих защищать «свободу» от нового авторитаризма.
Но это также повод для нас вспомнить работу наших политических предшественников – левых коммунистических фракций – которые пережили ужасные поражения революционных движений после событий в России 1917 года, и попытались осмыслить вырождение и крах большинства коммунистических партий, которые были созданы, чтобы стать передовыми отрядами в революционной борьбе. Сопротивляясь и открытому террору контрреволюции в его сталинских и фашистских формах, и более завуалированному обману демократии, самые теоретически продвинутые левые коммунистические течения, такие как объединившиеся вокруг журнала «Билан» («Итог») в 1930-х годах и «Интернационализм» в 1940-х годах, начали огромную работу по подведению теоретических и исторических итогов революции. Прежде всего, против всех клеветников на революцию, они вновь поддержали все то, что было важным и положительным в российской революции. В частности, они отстаивали то, что:
     – «Русская» революция имела значение только в качестве первой победы мировой революции, и что ее единственная надежда была в расширении и продолжении власти пролетариата на весь мир;
     – она подтвердила способность рабочего класса ликвидировать буржуазное государство и создать новые органы политической власти (прежде всего Советы – органы рабочих делегатов);
     – это ясно продемонстрировало необходимость революционной политической организации, защищающей принципы интернационализма и классовой независимости рабочего класса.
В то же время революционеры 1930-х и 1940-х годов также начали нелегкий анализ дорого обошедшихся революции ошибок большевиков, сделанных под давлением беспрецедентно трудной ситуации для любой пролетарской партии, в частности:
     – Усиление тенденции к подмене советов партией и слияния партии с послеоктябрьским государством, что подрывало не только власть Советов, но и способность партии защищать классовые интересы рабочих, даже в оппозиции к новому государству;
     – Использование «Красного террора» в ответ на белый террор контрреволюции – процесс, который привел к тому, что большевики оказались вовлеченными в подавление пролетарских движений и организаций;
     – Тенденции воспринимать государственный капитализм как переходный этап к социализму и даже как непосредственно начало социализма.
ИКТ с момента своего возникновения пыталось продолжить эту работу по извлечению уроков из Русской революции и международной революционной волны 1917-1923 годов. За годы нашей деятельности мы создали буквально целую библиотеку статей и брошюр, посвященных этой крайне важной эпохе в истории нашего класса. В этом году и в дальнейшем мы будем следить за тем, чтобы эти тексты стали более доступны для наших читателей, составив обновленную электронную «подшивку» наших самых важных статей о Русской революции и международной революционной волне. Ежемесячно или близко к этому мы будем публиковать статьи, которые наиболее соответствуют либо хронологическому развитию революционного процесса, либо содержат ответы на наиболее важные вопросы, связанные с нападками буржуазной пропаганды или дискуссиями в политической среде пролетариата вокруг этих вопросов. Поэтому в этом месяце (речь идет о феврале 2017 года,- прим. переводчика) мы будем «продвигать» на первой странице нашего сайта статью о Февральской революции, впервые написанную в 1997 году. За ней последуют статьи об апрельских тезисах Владимира Ленина, июльских днях, октябрьском восстании и т.д.; И мы намерены продолжать этот процесс в течение длительного периода, именно потому, что драма революции и контрреволюции длилась в течение ряда лет и никоим образом не ограничивалась Россией, но имела свои отголоски по всему миру, от Берлина до Шанхая, от Турина до Патагонии и от Клайдсайда до Сиэтла.
В то же время мы будем стремиться добавлять в эту электронную «подшивку» новые статьи, в которых рассматриваются вопросы, пока не изученные подробно (например, натиск правящего класса против революции, проблема «Красного террора» и т.д.); статьи, отвечающие на нынешние кампании капитализма, направленные против революционной памяти рабочего класса; и статьи, которые будут рассматривать условия для пролетарской революции сегодня – то, что они имеют общего с эпохой Русской революции, но также и прежде всего то, какие значительные изменения произошли в течение последних ста лет.
Цель этих публикаций состоит не в том, чтобы просто «праздновать» или «отмечать» давние исторические события. Они должны отстаивать позицию, что пролетарская революция сегодня еще более необходима, чем в 1917 году. Столкнувшись с ужасами первой империалистической мировой войны, революционеры того времени пришли к выводу, что капитализм вступил в эпоху упадка и человечество оказалось перед выбором между социализмом и варварством; а еще большие ужасы – символизируемые такими географическими названиями, как Аушвиц (Освенцим) и Хиросима – последовавшие за поражением первых попыток совершить социалистическую революцию, полностью подтвердили их аналитику. Век спустя продолжающееся существование капитализма создает смертельную угрозу самому выживанию человечества.
В 1918 году и накануне революции в Германии Роза Люксембург в письме из тюремной камеры выразила полную солидарность с русской революцией и большевистской партией, несмотря на всю свою серьезную критику ошибок большевиков, в частности политики «Красного террора». Ее слова актуальны для нашего собственного будущего так же, как были актуальны для будущего, с которым столкнулась она:
«Дело заключается в том, что надо отличать в политике большевиков существенное от несущественного, коренное от случайного. В этот последний период, когда мы находимся накануне решающих последних боев во всем мире, важнейшая проблема социализма, самый жгучий вопрос времени — не та или иная деталь тактики, а способность пролетариата к действию, революционная активность масс, вообще воля к установлению власти социализма. В этом отношении Ленин и Троцкий со своими друзьями были первыми, кто пошел впереди мирового пролетариата, показав ему пример; они до сих пор все еще единственные, кто мог бы воскликнуть вместе с Гуттеном: «Я отважился!»
Вот что самое существенное и непреходящее в политике большевиков. В этом смысле им принадлежит бессмертная историческая заслуга: завоеванием политической власти и практической постановкой проблемы осуществления социализма они пошли впереди международного пролетариата и мощно продвинули вперед борьбу между капиталом и трудом во всем мире. В России проблема могла быть только поставлена. Она не могла быть решена в России, она может быть решена только интернационально. И в этом смысле будущее повсюду принадлежит «большевизму»». (Роза Люксембург. Рукопись о русской революции).

ИКТ