После Греции – Ирландия… Кто следующий?

 


«Франции ничего не грозит», - утверждает министр экономики страны Кристина Лагард. «Францию нельзя равнять с Ирландией и Португалией», - заявляет Елисейский дворец1.


Уф, какое облегчение!... А то мы было подумали уже, что весь капиталистический мир охвачен ужасным экономическим кризисом, что нищета, подобно чуме, распространяется на все страны, и ни одному из нас, трудящихся, не избежать ее… Но если Власти заверяют нас, что бедствие будет остановлено у французских границ, – то можно вздохнуть спокойно.


Накануне нового, 2011 года французская буржуазия силится заставить нас поверить в Деда Мороза. Возможно, он и существует. Но в таком случае нам не следует ждать от него ничего хорошего.


Кризис опустошает все страны


В мае он охватил Грецию, теперь настал черед Ирландии. В конце ноября «кельтский тигр» лишился когтей, клыков и хвоста. Банкротство! Крах! Катастрофа!


Причем последние двадцать лет Ирландию постоянно приводили в пример. Отмечали ее «потрясающий» экономический рост, как у «азиатских тигров» в 80-90-е гг. Отсюда и возникло выражение «кельтский тигр». Чем не образец для всех правительств мира? Но, как и у восточных сородичей, экономический рост обеспечивался… за счет задолженности. Их в 1997 году постиг кризис - и в Ирландии чуда не произошло. Государство, банки, предприятия, простые люди сегодня уже не выдерживают груза долгов. Степень задолженности домохозяйств рабочих составляет в среднем 190 %! В 2010 году общий объем банковских обязательств достиг 1342 миллиарда евро, то есть более чем восьмикратно превысил ВВП страны (164 млрд. евро в 2009 году)! Однако эти долговые обязательства существенно потеряли в стоимости с углублением экономического кризиса и лопнувшим мыльным пузырем на рынке недвижимости. И ирландские банки оказались на краю пропасти. Ряд выданных ими кредитов возвратить не удастся. Более всего пострадал «Англо Айриш Бэнк», который в 2009 году потерял таким образом 12,9 млрд. евро и еще почти столько же в первом полугодии 2010-го.


Стремясь остановить череду банкротств, государство уже произвело вливание 46 млрд. евро в ирландские банки из собственной казны, что привело к колоссальному бюджетному дефициту в размере 32 % ВВП (при том, что, согласно критериям Евросоюза, этот показатель не должен превышать 3 %). И сегодня совершенно очевидно, что ко дну идет само государство.


Столь катастрофическая ситуация в экономике побудила страны ЕС заняться «лечением больного». Они приняли решение выделить 85 млрд. евро в качестве помощи. Конечно, эти средства не приведут к выздоровлению, но позволят протянуть еще немного, продлить агонию.


В такой ситуации у ирландской буржуазии есть лишь одно утешение – не одна она идет ко дну. В аналогичном положении находится Португалия. «Португалия должна стать следующей в списке. Не знаю, случится ли это до Рождества, во всяком случае, в 2011 году произойдет точно», - признал Филипи Гарсия, финансовый советник фирмы «Информасан ди Меркадуш Финансейруш». Долги подобны повешенному на шею страны камню, который неотвратимо влечет ее в глубину. И потуги правящего класса не в состоянии ничего изменить. Государственный долг растет, не переставая, и, по признанию самого правительства, к концу 2010 году должен достигнуть 82 % ВВП.


Однако, если верить Жозе Сократишу, португальскому премьеру-социалисту, трудящимся нечего опасаться, «между Португалией и Ирландией нет никакой связи». Но, поскольку многие не склонны доверять словам сильных мира сего, мы продолжим наше путешествие по охваченному кризисом миру.


Лидеры европейских стран дрожат от страха не из-за Ирландии или Португалии, …а из-за Испании. «Испания слишком велика, чтобы пойти ко дну, - и слишком велика, чтобы выплыть самостоятельно», - резюмировал американский экономист Нуриэль Рубини, к которому стали прислушиваться с тех пор, как он первым, еще в 2007 году предрек грядущий мировой кризис.


По данным МВФ, значительная часть испанских банков (более пятидесяти) сильно пострадала от лопнувшего мыльного пузыря на рынке недвижимости: «Так что нельзя исключать краха банковской системы». Когда МВФ, солидное международное буржуазное учреждение, призванное рисовать наиболее оптимистические перспективы происходящего, начинает прибегать к подобным эвфемизмам («нельзя исключать…»), - значит, худшего не избежать!


Загвоздка в том, что на Иберийский полуостров приходится 10 % европейского ВВП. Спасение Испании в случае краха оценивается ориентировочно в 800 млрд. евро, что в 10 раз превышает помощь, предоставленную Греции! Излишне говорить, что подобное бедствие приведет к экономическим потрясениям во всей еврозоне.


Но и тут опасаться нечего, ведь Власти заявляют, что у них все под контролем. Доказательство – глава испанского правительства социалист Хосе Луис Родригес Сапатеро «совершенно» исключил возможность реализации плана финансового спасения Испании по типу Греции и Ирландии. Убеждает? Или все-таки не очень? Подобные оторванные от действительности упорные утверждения, что «все идет хорошо», только усиливают обеспокоенность. И список терпящих бедствие стран можно продолжать и далее.


Италия стонет под тяжестью государственного долга, который равен 120 % ВВП страны и является одним из самых больших в мире. По мнению канадского экономиста Роберта Манделла, лауреата Нобелевской премии мира по экономике, Италия представляет «наибольшую угрозу» единой европейской валюте.


Португалия, Ирландия, Италия, Греция, Испания – уже два года экономисты считают, что крах этой пятерки государств – лишь вопрос времени. Аббревиатура PIIGS (от первых букв их названий на английском языке) стала обозначением «стран-банкротов». Но сегодня банкротство открыто угрожает и другим государствам зоны евро.


Сомнения относительно стабильности Нидерландов мало-помалу растут, а положение Бельгии уже можно считать тяжелым. По мнению британской газеты «Гардиан», экономический кризис вскоре неминуемо обрушится на Фландрскую равнину.


А как же Франция, которой, по словам министра, «ничто не грозит»? Как нередко случается, самый убийственный удар невольно нанесли ей те, кто больше других старался ее поддержать и успокоить. Так, председатель рейтингового агентства «Стандарт & Пур’с» Девен Шарма заявил: «В настоящий момент Франция по праву обладает рейтингом ААА»2. Обратите внимание на фразу «в настоящий момент». И далее: «Положение в других странах ухудшится раньше, чем во Франции». Даже слова Нуриэля Рубини: «Франция по ряду основных показателей выглядит не лучше, чем периферия»3, - кажутся не столь беспощадными.


Глубокие экономические проблемы французского государства уже проявляются в трудностях с оплатой труда госслужащих, работающих на постоянной и временной основе. Восемь министерств (в том числе Министерство народного образования) в декабре оказались вынуждены прибегнуть к займу, чтобы расплатиться со своими сотрудниками. Тысячи временных работников (трудящихся по срочным контрактам) еще с весны так и не получили выходных пособий (10 % от оклада)!


Остается подлинная опора еврозоны, Германия. С 3 % экономического роста и относительно небольшим государственным долгом наш зарейнский сосед как будто является единственной европейской страной, которой удается держать удар. По крайней мере, так утверждают эксперты… Но если приглядеться пристальней, видно, что и здесь опоры подгнили. Германия занимает второе место после Ирландии по объему финансовых вливаний в свои проблемные банки (180,94 млрд. евро в 2008 году). В сентябре газета «Файнэншл Таймс» написала, что наибольшая угроза нависла не над испанской, не над португальской, а над немецкой банковской системой. «В целом [эта последняя] практически несостоятельна, и правительство должно пожертвовать некоторыми учреждениями, в противном случае оно столкнется с серьезными проблемами», - заявило авторитетное британское экономическое издание. Крах Ирландии еще более усугубляет ситуацию, поскольку немецкие банки владеют ирландскими активами в размере 205 млрд. долларов – рекордная сумма для еврозоны. Кроме того, немецкая промышленность полностью зависит от экспорта, при том, что внешние рынки сбыта в ближайшие месяцы и годы неизбежно будут сокращаться.


Короче говоря, весь Европейский Союз переживает серьезные трудности. Так, немецкий канцлер Ангела Меркель признала, что «положение в еврозоне крайне серьезно». Вместе с Николя Саркози она объявила о постепенном проведении в жизнь паллиативных мер, позволяющих официально объявлять европейские государства банкротами с тем, чтобы затем «реструктурировать долги». Тогда Ангела Меркель поспешила добавить: «Сегодня я таких государств не вижу». Сегодня… А завтра?


За пределами еврозоны также не заметно света в конце туннеля.


В Великобритании государственный долг достиг 100 % и значительно превысил соответствующий показатель ее европейских соседей. Разнообразные планы жесткой экономии, призванные сократить дефицит, не в состоянии ничего изменить.


Япония уже более десяти лет пребывает в рецессии, и, согласно последним данным, ее положение ухудшается. Ее государственный долг вплотную подбирается к 200 %!


Ведущая мировая держава, США, несомненно, поражена кризисом еще больше. Только один показатель: реальный уровень безработицы составляет 22 % (в 30-е гг., в период Великой депрессии он достигал 25 %). Это означает, что сегодня не имеют работы 33 млн. американских граждан.


К счастью, экономистам есть на что возложить надежды. Речь идет о Китае. Китай подобен Японии 70-80-х гг., азиатским тиграм 80-90-х, Исландии и Ирландии 2000-х: невероятный динамизм, головокружительный рост, эльдорадо для инвесторов… Одним словом, мыльный пузырь, который кончит так же, как и другие – лопнет. И тогда китайский бум примет совсем иной оборот.


Впрочем, первые признаки этой неизбежной развязки наблюдаются уже сегодня. В поднебесной империи надувается огромный пузырь на рынке недвижимости. Инфляция становится галопирующей – 4,4 % по официальным данным, в два раза выше по неофициальным. До крайности обостряются противоречия между долларом и юанем. А показатели роста постепенно снижаются.


Сравнивать Китай с азиатскими тиграми некорректно, возразят нам скептики. И действительно, его крах произведет гораздо больше шума и опустошений.


Капитализм – система-банкрот


«Методы лечения, используемые в разных странах, различаются – чтобы не сказать противоположны, - однако имеют одну общую особенность: неэффективность. Используя всевозможные их комбинации – то ратуя за вмешательство центральных банков и планы по возрождению, то решительно отказываясь от них, - правительства всякий раз бьют мимо цели… Завершается целая эпоха, эпоха легких кредитов для государств и частных лиц. Люди не слишком задавались вопросом, каким допингом обеспечивался экономический рост – ведь дела шли так бойко» (Франсуа Леклер, французский экономист).


Этим сказано все. Капитализм жил в кредит. И эта «эпоха завершается».


Начиная с 60-х гг. система действительно выживала за счет все более массированных кредитных вливаний. Мировой рынок оказался перенасыщен товарами, ибо на свою зарплату рабочие не могли потребить их все. Чтобы не оказаться парализованным из-за перепроизводства и сбыть произведенную продукцию, капитализм с каждым новым кризисом – в 1967, 1973, 1986, 1993, 1997, 2001, 2007 гг. - должен был все шире приоткрывать клапан кредитования.


Десятилетия подобного бегства вперед привели к неизбежному результату: домохозяйства, предприятия, государства взяты за горло колоссальными долгами.


Сегодня капитализм находится в безвыходном положении. Печатный станок в США, Японии и Великобритании, европейские планы жесткой экономии, китайские махинации с курсом юаня… Избираемые пути различны, но неизменно ведут в пропасть.


Существуют два признака полного отсутствия перспектив для капиталистической экономики: усиление протекционизма и «валютные войны».


Из краха 1929 года и Великой депрессии 30-х гг. все государства извлекли главный урок: протекционизм порождает неописуемый мировой хаос. И с тех пор эта политика пребывала более или менее под запретом. Сегодня все ведущие державы находятся в настоящих экономических тисках и потому готовы на что угодно. Тем не менее, на последнем саммите «двадцатки» в Сеуле Меркель потребовала от его участников твердого обязательства: «Мы должны сделать все, чтобы избежать протекционизма». Ей пришлось напомнить об этом «железном законе», поскольку весь мир во главе с США оказывает растущее давление с целью ограничения немецкого и китайского экспорта. «Экспортировать или умереть!» - этот лозунг вновь становится боевым кличем всех конкурирующих между собой национальных буржуазий.


В последние месяцы валютные войны стали одной из ведущих тем в СМИ. О чем идет речь? По существу, на финансовом рынке противостоят друг другу не валюты, как нам обыкновенно внушают, а государства. Один пример. Заставив усиленно работать печатный станок и выпустив в обращение невообразимое количество долларов, чтобы искусственно поддержать свою экономику, США тем самым снизили их стоимость. Впрочем, это существенно облегчило экспорт. Однако страны-держатели триллионов долларов, такие, как Китай, поняли, что их богатство тает подобно снегу весной. Английский фунт, китайский юань, японская йена и евро – все эти валюты являются орудием своих государств, призванным поддерживать внутренний спрос и способствовать экспорту. И валютные войны несут в себе риск неконтролируемой дестабилизации в мировом масштабе: массированной девальвации, галопирующей инфляции, краха евро…


Банкротства банков, сберегательных касс, ТНК, регионов или государств, взрыв китайского мыльного пузыря, рост протекционизма, конец евро, резкая девальвация доллара или фунта стерлингов… Никому не дано знать, какая гнилая доска подломится первой под нашими ногами, когда это произойдет. Ясно одно: все страны в будущем ожидают опустошительные экономические потрясения. Капитализм – агонизирующая система. Он постепенно, но неумолимо обрекает все человечество на муки нищеты и войн.


Ныне, как и прежде, правительства всех стран любого политического окраса, правые и левые призывают трудящихся «потуже затянуть пояса», «пойти на жертвы», чтобы «дать новый импульс экономике и возобновить рост производства». Ложь! Жертвы, принесенные сегодня, лишь ведут к еще более тяжким жертвам завтра.


Только классовая борьба способна отразить атаки капиталистов. И только мировая пролетарская революция положит конец мукам, которым подвергает эксплуататорская система огромное большинство человечества.


Павел


9 декабря 2010 г.


 



1 Резиденция президента Французской Республики. – Прим. перев.



2 Наиболее высокий показатель, который означает, что национальная экономика прочно стоит на ногах.



3 То есть PIIGS.