Поверженные государством

«Я чувствую себя раздавленным государственной системой»

В этом отчаянном заявлении - квинтэссенция недавно вскрытых сыскных операций по инфильтрации и манипулированию против самых разных оппозиционных движений Великобритании. Заявление девушки, к которой настойчиво стали входить в доверие офицеры Специальной группы по демонстрациям (англ. - SDS), видимо, для того, чтобы повысить свою популярность в одном из оппозиционных движений. Девиз СДС «выполнить любой ценой» крайне точно передает позицию капиталистического государства по вопросу защиты классовой диктатуры. Человеческое достоинство, чувства - ничего такие мелочи не значат для власть имущих и их надзирателей.

Это ясно и понятно из ставших достоянием общественности действий оперативников СДС и Особого отдела (Special Branch) по дискредитации и компрометации семьи убитого нацистами подростка Стивена Лоренса. Стало известно, что через несколько недель после жестокого убийства, агент СДС занялся поиском компрометирующей семью Лоренсов информации. Особый отдел задействовал полицейского по семейным проблемам, - ей поручили войти в доверие, организовать слежку за семьей и гостями.

Холодное, расчетливое, вызывающее протест отношение к людям со стороны государственных структур - это во многом следствие господства капитала. Ничто не останется нетронутым под железной пятой государства. Полицейщина перемешанная с расизмом, в случае Лоренсов показывает реальность по ту сторону изображения капиталистической демократии. Но завербованная СДС девушка посмела «желать изменить общество», как заявил один из полицейских. Сомнения в системе, как бы они не проявлялись, встречают противодействие государства.

Политики, журналисты, даже полицейские по давней традиции поднимают много шума из-за «неправовых» полицейских сил, якобы угрожающих демократии, декларируют стремление к демократическому контролю над полицией. Немало таких сетований было приурочено к деятельности агентов разведывательного подразделения по охране национального общественного порядка (NPOI), в 2000-е проникавших в различные анархистские движения, организации по защите прав животных (animal rights), окружающей среды.[1] Однако, вскоре тревога из-за «превышения полномочий» улеглась. Ее сменили призывы расширить полномочия полиции, призывы установить системный контроль над телекоммуникациями. Сейчас также раздаются требования усилить полицейский надзор, дать мощный отпор внутреннему экстремизму.

Ложь лицемерных политиков

Все эти разговоры об ущемлении демократии настолько же неискренни, насколько действия СДС. Назначение демократии - скрывать подлинное существо капиталистического государства: «Так называемая демократия, т. е. буржуазная демократия, есть не что иное, как затушеванная диктатура буржуазии. Пресловутая всеобщая «воля народа» является такой же фикцией, как и единый народ. На деле существуют классы с противоположными, исключающими друг друга стремлениями. А так как буржуазия представляет из себя незначительное меньшинство, то она пользуется этой фикцией, этой мнимой «народной волей», чтобы под прикрытием этого красивого словца утвердить свое господство над рабочим классом и навязать ему волю своего класса». (Платформа Коммунистического Интернационала, 1919).

Навязывать господствующий классовый интерес, - такова миссия и секретной полиции, и всех СДС с НПОИ, Особым отделом, и МИ-5. Для справки: СДС была сформирована в конце 1960-х, в основном - для инфильтрации в уличные протестные движения, а затем, в 80 - 90-х гг, расширила свои функции надзором за троцкистскими и другими организациями. СДС была тогда подразделением метропольной полиции. В 1999 г. для координации внутренней разведки и операций под прикрытием была создана НПОИ (NPOI). Она расширила полномочия, и теперь разрабатывает тех, кто «выступает против войн, ядерного оружия, генетически модифицированных продуктов, глобализации, уклонения от уплаты налогов, разрастания аэропортов, законодательства о политическом убежище, тех, кто призывает к облегчению положения заключенных и миру на Ближнем Востоке», которых НПОИ считает внутренними экстремистами[2]. Итак, любой кто возражает или ставит под сомнение то, что делает государство, в настоящее время считается экстремистом, делается в глазах общественности пособником исламских экстремистов и террористов. Обеспокоенность государственных мужей общественной ситуацией растет, о чем свидетельствует страх перед безобиднейшим протестом. Инфильтрация агентов в оппозиционные группы указывает на продолжающийся классовый конфликт, на стремление агентов буржуазии знать и подавлять классовый протест.  Манипуляция, ослабление, дезорганизация оппозиции направлена, на то, чтобы демотивировать оппозиционеров, прогнать их из политического сектора.

Как далеко пойдет государство в борьбе с оппозицией? Об этом говорит книга «Под прикрытием: настоящая история британской секретной полиции». Согласно авторам, СДС в 1990-93 гг. разрабатывала анархо-синдикалистов из «Автономного действия» и анархистскую группу «Классовая война», внедряла псевдо-оппозиционеров. По мнению авторов, НПОИ в настоящее время доносят 100-150 агентов под прикрытием. Организация имеет мощные связи с полицией в больших и не очень городах, а оперативники внедряются и в крошечные, местные оппозиционные группы, стремятся занять контролирующие и ответственные посты. В 2005 г. НПОИ была переподчинена «Национальной группе по борьбе с внутренним экстремизмом», которую правительство лейбористов собрало для облегчения себе работы по политическому угнетению малоимущих.

В 2011 г. эта централизация и автоматика заработали: сотни арестованных, задержанных, даже заснятых на камеры людей получили письма от метропольной полиции с нелепыми предупреждениями об аресте в случае участия в ноябрьских студенческих демонстрациях.

Но вышеперечисленные обстоятельства, несмотря на их важность, не должны рассматриваться отдельно от политической характеристики капитализма - диктатуры капитала. Ибо в противном случае можно стать жертвой паранойи, погрязнуть в  патологической недоверчивости.

Одним из главных факторов успеха инфильтрации оперативников в современные оппозиционные течения является неопытность оппозиционеров, в некоторой степени - увлеченность демократическими иллюзиями. Логика «государству все равно, потому что нас мало» чрезвычайно распространено, причем не только среди «зеленых». Странные иллюзии, что государство не может позволить себе долгосрочное внедрение агентов, совместное проживание оппозиционеров и сексотов, не позволяют проводить работу по выявлению этих последних. Нам нужно извлекать уроки из действий полиции, иметь в виду, что государство испытывает интерес к любой оппозиционной ему структуре или даже отдельной личности.

Это видно из случая 70-летней давности, когда Greenpeace оказался в списке внутренних экстремистов, в связи с кампанией за запрещение сброса пепла из тепловой станции в Оксфордшире в близлежащее озеро!

Сталкиваясь с пренебрежением к правам человека, с готовностью капиталистов для своей защиты хоть досматривать наши тела, мы выражаем солидарность с теми, кого государство использовало, и кто теперь не боится уличить шпиона-государство, несмотря на всякие упреки буржуазных моралистов. Нужно понять, что буржуазия сделает какую угодно подлость для изничтожения революционной альтернативы, и оставить иллюзии о контроле, реформировании, гуманизации буржуазного государства. Это наш главный противник в борьбе против буржуазного господства.

Phil 2.7.2013

Перевод — Александр

[1] ‘Methods of infiltration by the democratic state’, http://en.internationalism.org/worldrevolution/201102/4201/methods-infiltration-democratic-state.

[2] Rob Evans and Paul Lewis, Undercover: The true story of Britain’s secret police, Faber and Faber, 2013, p 203