Парижская коммуна 1871 года: первая в истории рабочая власть

В 1871 году рабочий класс на несколько героических недель взял в Париже власть в свои руки. В чрезвычайно рискованных условиях парижские рабочие пытались изменить общество, устранить эксплуатацию и нищету, пока не пали жертвами жесточайшей контрреволюции. Только убийство почти 20 тыс. пролетариев позволило буржуазии вернуть старый порядок. Парижская коммуна стала первым восстанием, в котором рабочий класс с такой силой проявил себя. Впервые в истории пролетарии показали, что способны ликвидировать буржуазный государственный аппарат, и что они являются единственным последовательно-революционным классом общества. Сегодня правящий класс всеми силами пытается убедить рабочих, будто у человечества нет альтернативы капитализму, будто невозможно построить общество социальной свободы, в котором не было бы эксплуатации и бедности. Это делается для того, чтобы внушить рядовым трудящимся чувство бессилия перед лицом нищеты, безработицы, голода, угнетения и эксплуатации, чтобы они не искали ответа на вопрос «кто виноват?» в бедах современного мира и «что делать?», чтобы ликвидировать существующее плачевное положение вещей. Поэтому сегодня крайне необходимо рабочему классу исследовать собственное прошлое, чтобы снова поверить в себя, в свои силы, чтобы снова начать бороться за новое мироустройство без эксплуатации и без угнетения. Бесценный опыт Парижской коммуны показывает, что даже несмотря на незрелость тогдашних условий для коммунистической революции, пролетариат показал, что является единственной социальной силой, способной поставить вопрос о ликвидации капиталистической эксплуатации.


Для нескольких поколений рабочих Парижская коммуна была точкой отсчета в истории рабочего движения. Российские революции 1905 и 1917 гг. в особой мере стали продолжателями ее примера и ее дела, и до революции  1917 года Коммуна была главным маяком, на который в своей борьбе ориентировался мировой пролетариат.


Сегодня, буржуазные пропагандистские кампании пытаются похоронить революционный опыт Октября навсегда, отвратить рабочих от самостоятельного взгляда на будущее, пытаясь внушить, будто коммунизм – это якобы сталинизм. Парижская коммуна не может быть использована для распространения такой же лжи, поэтому правящий класс всегда старался скрыть ее истинное значение, рассматривая восстание 1871 года как якобы патриотическое движение, или движение в защиту республиканского строя.


Борьба против капитализма – это не патриотическая борьба


Парижская коммуна была создана спустя семь месяцев после поражения Наполеона III под Седаном в 1870 году во время франко-прусской войны. 3-4 сентября 1870 года парижские рабочие восстали против ужасных условий жизни, в  которых они оказались в результате провальной военной авантюры Бонапарта. Взамен монархии была провозглашена Республика, а в это время как войска Бисмарка стояли у самых ворот Парижа. Месяцем ранее для защиты Парижа была создана Национальная гвардия, первоначальный состав которой сформировался из низов среднего класса. Рабочие, которые стали испытывать влияние голода, массово влились в войска, и стали большинством армии. Правящий класс пытается представить этот эпизод в патриотических цветах «народного» сопротивления прусским захватчикам. Однако, очень быстро борьба за защиту Парижа уступила место взрыву непримиримых противоречий между двумя основными классами общества: пролетариатом и буржуазией. После 131-го дня осады, французское правительство капитулировало и подписало перемирие с прусской армией. Тьер, новый лидер республиканского правительства, понимал, что не смотря на военное положение, надо немедленно разоружить парижский пролетариат, поскольку он создает угрозу для господства правящего класса. 18-го марта 1871 года Тьер впервые попробовал проявить хитрость: под предлогом, что оружие было государственной собственностью, он послал войска изъять артиллерию Национальной гвардии. Попытка разоружить гвардию провалилась из жесткого сопротивление со стороны рабочих и движения братания между войсками и парижским населением. Генерал Леконт, отдавший приказ стрелять в сопротивляющийся народ, был сам расстрелян своими же солдатами. Неудача с разоружением Парижа вызвала социальный взрыв и начало гражданской войны между парижскими рабочими и буржуазным правительством, которое бежало в Версаль. С 18 марта ЦК Национальной гвардии, к которой временно перешла власть, заявил: «Пролетариат понял, что его долг и … абсолютное право взять свою судьбу в собственные руки, и обеспечить победу взятием власти». В тот же день, комиссия сообщила о выборах делегатов из разных округов в условиях всеобщего избирательного права. Выборы провели 26 марта, и через два дня в Париже была объявлена Коммуна. В Коммуне оказались представленными следующие основные тенденции: большинство, в котором доминировали бланкисты, и меньшинство, представители которого были в основном прудонистскими социалистами из Международного Товарищества Рабочих (Первый Интернационал).


Сразу же после этого версальское правительство контратаковало, пытаясь вырвать Париж из рук рабочего класса – этой «гнусной канальи», как называл трудящихся Тьер. Обстрел столицы, которую французская буржуазия оставила в окружении прусской армии, продолжался непрерывно в течение двух месяцев, что существовала Коммуна.


Пролетарское восстание 1871 года было не защитой отечества от внешнего врага, а защитой своих человеческих прав от внутреннего врага, от «своей» буржуазии в лице версальского правительства, сопротивлением парижского пролетариата попыткам разоружить его. Коммуна была установлена как форпост борьбы с капиталистической эксплуатацией.


Борьба за ликвидацию буржуазного государства, а не защиту «республиканских свобод»


Буржуазия стремится извратить суть Коммуны. Идеологи правящего класса всячески стараются подчеркивать тот факт, что Парижская коммуна 1871 года была основана на принципах коммуны 1789 года. Это нужно им для того, что представить пролетарскую революцию 1871 года как борьбу за буржуазную демократию и республику против монархии. Однако истинная суть Коммуны 1871 года состоит не в форме, которую выбрал молодой тогда пролетариат. Это движение стало первым жизненно-важным шагом в борьбе за интернациональное освобождение мирового пролетариата. Впервые в истории рабочий класс сверг буржуазию в столице государства. И это сделал именно пролетариат, а ни кто-то другой. Конечно, тогдашний рабочий класс имел слишком малый исторический и политический опыт, он совсем недавно осознал свои интересы, и поэтому был весьма подвержен различным мелкобуржуазным иллюзиям. Вот почему в области формального устройства Коммуны пролетариат был подвержен мелкобуржуазным идеям 1789 года. Тем не менее, как выше было сказано, движущей силой новой Коммуны был именно рабочий класс. И хотя на тот момент еще не существовало исторических условий для победы пролетарской революции (потому что пролетариат социально и политически был еще незрелым, а капитализм к тому моменту не исчерпал свои возможности в полную силу развивать производительные силы), восстание 1871 года показала направление, в котором пойдет освободительная пролетарская борьба.


Несмотря на то, что формально Коммуна провозглашала принципы буржуазной революции, содержание этих принципов стало революционно-пролетарским. Буржуазный принцип «свободы» означал только свободу капиталисту владеть всеми богатствами общества, а пролетарию свободу наниматься за скудную зарплату на работу к хозяевам жизни. Буржуазное «равенство» означало, что перед законом формально все являются равноправными гражданами, как миллионеры, так и бездомные нищие. А буржуазное «братство» – это мир между грабителями-эксплуататорами и эксплуатируемыми трудящимися. Для пролетарской Коммуны 1871 года буржуазный принцип «Свобода, Равенство, Братство» наполнился социалистическим содержанием и означал отмену наемного рабства, ликвидацию эксплуатации человека человеком и классового разделения общества на нищих и богатых. Эта пролетарская суть Коммуны нашла отражение в том, как рабочие организовали общественную жизнь в течении тех двух месяцев, которые Коммуна просуществовала. Реальный классовый характер Коммуны проявился в экономических и политических действиях, а не в лозунгах, извлеченных из прошлого.


Через два дня после своего провозглашения, Коммуна начала прямую атаку против государственного аппарата посредством целого ряд политических мер: ликвидацией полицейских сил, предназначенных для репрессий в отношении общества, роспуском постоянной армии и отменой призыва на военную службу (признанной вооруженной силой была только Национальная гвардия), расформированием всей государственной администрации, конфискацией церковного имущества, уничтожением гильотины, обязательным бесплатным образованием и т.д., не говоря уже о таких символических действиях, как разрушение Вандомской колонны, символа шовинизма правящего класса и каменное воплощение националистических идей. В тот же день Коммуна подтвердила свой пролетарский характер, заявив, что «флаг коммуны ­– это флаг Всемирной Республики». Данный принцип пролетарского интернационализма был ясно продемонстрирован выборами иностранцев в состав Коммуны (например, в деятельности Коммуны участвовали рабочий из Австро-Венгрии Лео Френкель, революционеры из Польши Ярослав Домбровский и Валерий Врублевский, революционер из России Петр Лавров и др.).


Все эти политические меры, в том числе возможность отозвать в любое время ответственных перед избирателями делегатов, показывают, что парижский пролетариат боролся не за демократическую республику, а за социальную свободу. И это было задолго до рожденных российской революцией 1905 года рабочих Советов.


Все формы диктатуры буржуазии, из которых «демократическое» государство – наиболее лживый и устойчивый вид господства буржуазии – направлены на сохранение власти меньшинства над большинством, на сохранение эксплуатации трудящихся. Принцип пролетарской революции совершенно другой: всякая власть, стоящая над обществом должна быть ликвидирована.  Только класс в целом может сохранять власть в своих руках с целью ликвидировать любое угнетение, любую эксплуатацию и какое бы то ни было господство человека над человеком.


Если политические мероприятия Коммуны четко выразили ее пролетарскую сущность, то предпринятые ею экономические меры, несмотря на определенную ограниченность, тоже защищали интересы трудящихся: отмена арендной платы, отмена ночного труда для определенных профессий, например, пекарей, отмена штрафов в пользу работодателя, ограничение зарплаты делегатов Коммуны средней заработной платой рабочих и т.д.


Ясно, что подобное устройство общественной жизни не имеет ничего общего с «демократизацией» буржуазного государства, а как раз наоборот, уничтожает его. И действительно, это главный урок, который Коммуна завещала всем будущим рабочим движениям. Маркс уже указывал в работе «18-е брюмера Луи Бонапарта», что все прежние политические революции лишь усовершенствовали государственную машину, а не разбивали ее. Хотя тогда условия еще не созрели для свержения капитализма, Парижская Коммуна стала последней революцией XIX века, которая возвестила о пролетарском революционном движении XX века: она продемонстрировала на практике, что «рабочий класс не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить ее в ход для своих собственных целей. Политическое орудие его порабощения не может служить политическим орудием его освобождения» (Карл Маркс, «Гражданская война во Франции»).


Кровавая расправа буржуазии над восставшим пролетариатом


Правящий класс был взбешен тем, что пролетариат посмел бороться за свое освобождение. Буржуазия решила преподнести рабочим кровавый урок, чтобы впредь те не смели восставать. Вот почему капиталисты, как только вернули себе власть над Парижем, начали жестокую расправу над трудящимися. Массовые убийства трудящихся должны были одновременно и запугать их, и отомстить им за тот страх, который испытала сама буржуазия. В начале апреля Тьер и Бисмарк, чьи войска заняли форты на севере и востоке Парижа, организовали «священный союз» для подавления Коммуны. Было ясно, что снова превратить восставших трудящихся Парижа в эксплуатируемых можно только при помощи военной силы. Тесное сотрудничество между французской и прусской армиями позволило капиталистам окружить город. 7-го апреля версальские войска захватили форты к западу от Парижа. Столкнувшись с ожесточенным сопротивление со стороны Национальной гвардии, Тьер убедил Бисмарка освободить 60 000 пленных французских солдат, что дало версальскому правительству решающее численное превосходство над окруженными рабочими. В мае начались активные боевые действия против восставших. В течение восьми дней борьба шла в рабочих кварталах Парижа. Самые активные защитники Коммуны пали. Но кровавые репрессии против коммунаров не закончились захватом города. Правящий класс все еще хотел насладиться своей победой, начав убийства безоружных пролетариев, которые осмелились поставить под сомнение классовое господство буржуазии. В то время как войскам Бисмарка было приказано арестовывать любого бежавшего из Парижа, буржуазная армия генерала Галифе без разбора расстреливала мужчин, женщин и детей.


«Кровавая неделя» превратилась в беспощадную бойню, в результате которой было убито более 20 тысяч человек. За этим последовали массовые аресты и казни заключенных, чтобы запугать пролетариат. Многих отправили на принудительные работы в колонии. Сотни детей были принудительно помещены в так называемые «исправительные дома». Из выдающихся деятелей Коммуны пали в бою Флуранс, Верморель, Делеклюз и Домбровский; расстреляны без суда Варлен, Мильер, Риго и Дюваль, по суду – Россель и Ферре; в Новую Каледонию сосланы Рошфор и Журд.


Так буржуазия восстановила порядок. Господствующий класс всегда реагирует подобным образом, когда его классовая диктатура оказывается под угрозой свержения. Надо отметить, что топили Коммуну в крови не только наиболее реакционные фракции буржуазии. Несмотря на то, что самыю грязную работу предоставили монархистским войскам, но основное командование принадлежало «демократической» республиканской буржуазии, со своим национальным собранием и его либеральными парламентариями, который несут полную ответственность за массовые убийства и террор. Никогда не должен пролетариат забывать эти «славные» кровавые дела буржуазной демократии: никогда!


Подавив Коммуну, что, в свою очередь, привело к исчезновению Первого Интернационала, правящий класс нанес поражение рабочим всего мира. И это поражение было особенно чувствительно для рабочего класса Франции, который был в авангарде пролетарской борьбы с 1830-х гг. Французский пролетариат только почти через сто лет снова смог вернуться на главную линию фронта классовой борьбы, в мае 1968 года, когда его массовые выступления открыли новую перспективу для освободительной борьбы эксплуатируемых, спустя через 40 лет после победы другой контрреволюции – сталинской. И это не случайно: восстание в Париже, даже если оно продержалось меньше двух с половиной месяцев, стало маяком классовой борьбы, которую пролетариат оставил будущим поколениям борцов за социальную свободу.


Но в отличие от Коммуны, это новый исторический период, начавшийся в мае 1968 года с сражений против старого мира, пришелся на тот момент, когда пролетарская революция не только возможна, но абсолютно необходима, если человечество хочет иметь надежду на выживание. Это то, что буржуазия пытается скрыть при помощи ложи и пропагандистских кампаний, чтобы фальсифицировать революционный опыт прошлого, чтобы пролетариат не понимал, что у него есть сила и способность добиться победы.