Достаточно лишь нескольких фактов, чтобы продемонстрировать весь ужас нынешнего положения мигрантов:

  • 27 августа в Австрии, близ венгерской границы, в брошенном на обочине дороги грузовике было обнаружено 71 разложившееся тело (в том числе 8 женщин и 4 детей);

  • спустя несколько дней тело трехлетнего мальчика, утонувшего вместе со своей матерью и братом, выбросило на пляж Бодрума в Турции.

В обоих случаях погибли сирийцы, бежавшие от ужасов войны, которая продолжается уже 4 года. Феномен резкого роста числа беженцев стал в последнее время глобальным и по своим масштабам превосходит самые массовые «исходы», которыми отмечен богатый катаклизмами ХХ век.

 

Пропаганда и солидарность

Следует, однако, отметить одну вещь: СМИ не пытаются затушевать весь ужас сложившегося положения. Напротив, ему посвящены передовицы газет, сопровождающиеся шокирующими фотографиями, в частности, утонувшего мальчика. В чем причина этого?

На самом деле буржуазия использует в пропагандистских целях и варварство, за которое сама несет ответственность, и вызываемое им негодование, а также чувство солидарности, стихийно возникающее между трудящимися (европейцами и мигрантами), которое все ярче проявляется в последние месяцы в различных странах Европы. Буржуазия ставит целью не только задушить в зародыше любую попытку независимого осмысления событий, но и тайно поддерживает разного рода националистические идеологии, отравляющие массовое сознание. С точки зрения правящего класса, трудящиеся, если их предоставить самим себе, начинают действовать «своеобразно» и даже «безответственно»: сплачиваются между собой и помогают друг другу. Так, несмотря на постоянное промывание мозгов со стороны всякого рода групп буржуазии, очень часто пролетарии, вступающие в непосредственный контакт с беженцами, снабжают их пищей, одеждой и нередко дают им приют. Можно привести массу подобных примеров, имевших место в итальянской Лампедузе и французском Кале, во многих городах Германии и Австрии. Так, когда в Австрию, наконец, прибыли поезда с беженцами, пропущенные после долгих проволочек через венгерскую границу, их измученных пассажиров встретили тысячи местных жителей, оказавшие им материальную и моральную поддержку. Австрийские железнодорожники даже предложили бесплатно работать сверхурочное время, чтобы беженцы поскорее могли добраться до Германии. В Париже 5 сентября на улицы вышли тысячи людей, протестующие против того, как обходятся с мигрантами. Среди лозунгов можно было видеть и такой: «Мы все дети мигрантов».

Видя, что гражданское население различных стран активно проявляет солидарность с беженцами, в то время как государства лишь терроризируют их и удерживают на границах, правящий класс наконец оказался вынужден принять определенные меры. Буржуазии пришлось приспосабливаться и слегка видоизменить свой антиммигрантский дискурс последних лет. В Германии подобный крутой поворот позволил правящему классу упрочить имидж страны как «передовой» демократии и дать тем самым весомый ответ тем ее соперникам, которые не упускали возможности напомнить о ее прошлом. Впрочем, именно травма, нанесенная Второй мировой войной, объясняет глубокое сочувствие мигрантам со стороны немецкого пролетариата и его деятельную солидарность с ними. Властям Германии пришлось приостановить действие регламента «Дублин», который предусматривал высылку из страны тех, кто обращался за политическим убежищем. В глазах мигрантов и всего мира Меркель сделалась «поборницей открытости», а Германия – «образцом гуманности». Премьер-министр Великобритании Кэмерон также оказался вынужден скорректировать свою «непримиримую» позицию – равно как и желтая пресса, которая еще накануне сравнивали мигрантов с «геморроем». Буржуазии необходимо было скрыть тот факт, что сложившаяся ситуация ярко характеризует столкновение двух перспектив: беспощадной капиталистической конкуренции с ее принципом «каждый за себя» и пролетарской солидарности; все большего варварства бесчеловечной системы и усиления позиций класса, способного обеспечить будущее процветание человечества. Так что буржуазия вынуждена была откликнуться на искренние чувства негодования и солидарности, проявленные населением ведущих стран мира.

 

Резкое увеличение числа беженцев

Такая ситуация вовсе не стала неожиданностью. Уже в 2012 году УВКБ ООН (Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев) оценивало число «перемещенных лиц» в 45,2 миллиона и било тревогу в связи с гуманитарной катастрофой. В 2013 году от различных бедствий во всем мире бежало 51,2 миллиона человек. Впервые после Второй мировой войны число беженцев превысило 50 миллионов! УВКБ ООН объясняет эту тревожную тенденцию «возникновением новых кризисов и продолжением прежних, которые как будто не желают прекращаться». В результате в 2015 году, по всей видимости, будет побит новый рекорд: 60 миллионов беженцев. С января месяца резко, на 78 %, возросло число просителей убежища. В Германии, по сообщению министра внутренних дел страны, эта цифра подскочила вчетверо по сравнению с прошлым годом, достигнув рекордных 800 тысяч человек. Македония объявила чрезвычайное положение и временно закрыла свои границы. Только по официальным данным в Средиземном море утонуло более 2800 стремившихся в Европу мужчин, женщин и детей. В Азии миграция также приняла массовые масштабы. Так, все больше жителей Мьянмы, спасаясь от репрессий, отчаянно пытаются перебраться в другие страны Юго-Восточной Азии. В Латинской Америке высокий уровень преступности и бедности вынуждает сотни тысяч людей искать убежища в США. Товарный поезд, следующий с юга на север Мексики и называющийся «Зверь», регулярно перевозит тысячи мигрантов. Они едут на крышах вагонов, рискуя не только сорваться под колеса или разбиться в туннелях, но и попасть в руки сил правопорядка или бандитов, которые похищают их с целью выкупа, насилуют, заставляют заниматься проституцией и чаще всего убивают. А те, кому все же удается добраться до американской границы, упираются в стену из колючей проволоки, которую стерегут вооруженные до зубов пограничники, готовые стрелять в беженцев, словно они не люди, а животные, на которых можно охотиться.

На деле демократические государство лицемерно сочетает цивилизованный дискурс с ксенофобскими заявлениями, вызывая у одних людей чувство страха, у других – бессилия, лишая способности рассуждать здраво. Такая низкопробная пропаганда по сути направлена на то, чтобы подорвать стремление к солидарности: заявляя о невозможности принять «слишком много мигрантов», людям внушают, что единственный выход – не позволять им покидать свои страны дабы избежать опасностей путешествия; а порою и прямо толкают к одобрению «эффективных и законных» мер защиты от «вторжения» беженцев. Подобная пропаганда стремится помешать людям понять истинные причины феномена.

 

Распад капитализма способствует росту числа мигрантов

Сегодня целые регионы планеты опустошены, и жить в них невозможно. В частности, это относится к полосе, протянувшейся от Украины до самой Африки через Ближний Восток. Более половины населения районов военных конфликтов спасается бегством и ютится в лагерях беженцев, становясь добычей бессовестных посредников, которые организовали настоящий живой трафик, налаженный точно конвейер. Подлинной причиной этого кошмара является загнивание системы, порождающей войны и эксплуатацию, – упадочного капитализма. Огромные масштабы миграции сегодня служат ярким проявлением разложения капиталистического общества, в котором множатся конфликты, погромы и всевозможные проявления насилия, растет бедность, связанная с экономическим кризисом и экологическими бедствиями. Разумеется, войны, кризисы и загрязнение окружающей среды появились отнюдь не сегодня. Во все времена люди бежали от войн. Но масштабы и глубина этих явлений неуклонно росли, закручиваясь в адский водоворот варварства и разрушений. До начала Первой мировой войны число беженцев оставалось сравнительно небольшим. Однако она привела к массовым миграциям: «перемещениям», «эвакуации» и пр. Еще больший, невиданный прежде размах получил этот феномен во время Второй мировой войны. К широкомасштабным миграциям привели и локальные конфликты в годы «холодной войны», противостояния двух империалистических блоков, а также массовый голод в странах к югу от Сахары в 1970-1980-е гг. Крах Восточного блока в 1990 году словно открыл ящик Пандоры. Дело в том, что борьба между странами, ориентировавшимися соответственно на США и на СССР, являлась по-своему упорядоченной; втянутые в нее государства дисциплинированно повиновались приказам руководства своих блоков. Войны того времени «велись по правилам», хотя были как всегда варварскими и бесчеловечными. После распада СССР хаос и нестабильность породили множество локальных конфликтов с характерными для них нестабильностью альянсов и затяжными боями, не дающими преимущества ни одной из сторон, что вело к распаду государств, возвышению полевых командиров и мафиозных лидеров, деградации всего общества… При этом противоречия между империалистическими державами (когда, исходя из принципа «каждый за себя», они действовали в собственных узких интересах) побуждали их все более регулярно вмешиваться в различные конфликты, принявшими ныне перманентный характер. Во имя все более иррациональной защиты своих империалистических интересов ведущие державы оказывают поддержку различным мафиозным бандам, полевым командирам, группам фанатиков. Отныне одной из основных черт капиталистического общества стало бедственное положение целых регионов, где цветут пышным цветом самые вопиющие проявления социального распада: наркоторговцы контролируют целые территории, Исламское государство творит неслыханные зверства, и т. п.

 

Ведущие державы превращаются в неприступные крепости

Эти государства, несущие основную ответственность за социальные, экологические и военные катастрофы во всем мире, становятся сегодня настоящими «крепостями». Перед лицом кризиса и массовой безработицы принимаются усиленные меры безопасности. Границы открываются лишь для самых квалифицированных иммигрантов, которых можно эффективно эксплуатировать, снижать стоимость рабочей силы и использовать для разобщения пролетариата. Большинство беженцев, спасающихся от голода и нищеты, являются «нежеланными», и им цинично дают понять, чтобы они оставались умирать на родине и никому не создавали проблем. Европейские государства безжалостно изгоняют их, как было этим летом во французском Кале с мигрантами, попытавшимися проникнуть в туннель под Ла-Маншем. Индустриальное общество, пораженное экономическим кризисом и гангреной перепроизводства, уже не может дать людям никаких перспектив. Вместо того чтобы стремиться к открытости, оно все больше закрывается; государства укрепляют границы, возводят стены с колючей проволокой, по которой проводят электрический ток. Во времена «холодной войны» на границах было выстроено порядка 15 стен, включая знаменитую Берлинскую. Сегодня их более 60-ти. «Стена апартеида», построенная Израилем для защиты от палестинцев, 4000 км колючей проволоки между Индией и Бангладеш – государства охватывает настоящая паранойя на почве безопасности. В Европе также множатся стены и преграды. В июле 2015 года правительство Венгрии начало строительство нового заграждения 4 метра высотой. Агентство «Фронтекс» и миссия «Тритон» неусыпно стерегут периметр Шенгенской зоны; целая флотилия пограничных и боевых кораблей призвана помешать беженцам пересечь Средиземное море. Аналогичные меры приняла и Австралия. Все это приводит к росту смертей среди мигрантов, и их попытки спасти свою жизнь сопряжены со все большим риском для нее.

 

Цинизм буржуазии

С одной стороны, буржуазное государство баррикадируется. Оно откровенно поощряет панические заявления самых ксенофобских популистских групп, разжигает ненависть, страхи и разногласия. Поскольку условия жизни ухудшаются, наиболее слабые представители пролетариата поддаются разнузданной националистической и ксенофобской пропаганде. В целом ряде стран проходят акции протеста, нападения и поджоги мест, где живут иммигранты, со стороны крайне правых. Беженцы становятся мишенью кампаний против «чужаков», «из-за которых жизнь в Европе ухудшается». Государства поощряют подобные «проявления недовольства»: интернируют беженцев в лагеря (которых в Европе более 400), обращаются с ними самым жестоким образом, депортируют их на родину…

С другой стороны, то же самое буржуазное государство охотно изображает негодование от лица своих политических представителей, которые рассуждают о «нравственном вызове» этой трагедии, выставляют капиталистическую систему «оплотом цивилизации», призывают лучше «принимать мигрантов» и оказывать им «содействие». Короче говоря, преступное буржуазное государство рядится в тогу «спасителя».

Но, пока существует капитализм, для беженцев и мигрантов нет никакой реальной перспективы. Если мы не будем бороться против системы, не осознаем весь смысл проблемы, то наше негодование и солидарность так и не выйдут за рамки созерцательности и сиюминутной помощи, а искреннее и благородное проявление гуманности буржуазия использует в корыстных целях, чтобы представить ее как благотворительность правящего класса. Поэтому нам необходимо критически и серьезно осмыслить эту проблему и предложить революционное решение данного вопроса. В этом состоит долг пролетариата.

2015 г.