Левые коммунисты и анархисты-интернационалисты (3): В каком духе следует вести дискуссию?

Эта серия статей призвана показать, что левые коммунисты и анархисты-интернационалисты должны дискутировать и даже сотрудничать друг с другом. Причина проста. Невзирая на наши разногласия, порою немаловажные, мы разделяем одинаковые революционные принципы: интернационализм, отказ от всякого сотрудничества и компромисса с буржуазными политическими силами, признание того, что «рабочие должны сами взять борьбу в свои руки»i

Несмотря на эту очевидную вещь, долгое время оба революционных течения почти не поддерживали между собой отношений. Лишь в последние годы начались дискуссии и сотрудничество. Такая ситуация является результатом драматической истории рабочего движения. Действия большинства партии большевиков в 1918-1924 гг. (запрет всей без исключения анархистской прессы, борьба с армией Махно, кровавое подавление восстания кронштадтских матросов и т.д.) воздвигло стену отчуждения между марксистскими и анархистскими революционерами. Но самую глубокую травму, которая давала о себе знать десятилетиямиii, нанес сталинизм, уничтоживший тысячи анархистовiii во имя якобы «коммунизма».

И сегодня с той и другой стороны высказываются опасения на счет возможности дискуссии и сотрудничества. Чтобы преодолеть подобные трудности, необходимо ясно осознавать: мы принадлежим к одному революционно-пролетарскому лагерю, несмотря на все разногласия между нами. Но одного этого не достаточно. От нас требуются сознательные усилия, направленные на развитие контактов между нами. «Подняться от абстрактного к конкретному» всегда было нелегко. Вот почему в этой статье ИКТ считает необходимым уточнить, в каком духе следует налаживать возможные и необходимые отношения между левыми коммунистами и анархистами-интернационалистами.

Конструктивная критика в среде революционеров совершенно необходима

В своих изданиях мы неоднократно и в разных формах повторяли мысль о том, что анархизм отмечен родимым пятном мелкобуржуазной идеологии. Подобная жесткая критика зачастую воспринималась в штыки анархистами, даже теми из них, кто обыкновенно проявлял готовность к дискуссии. И сегодня прилагательного «мелкобуржуазный» перед словом «анархизм» для некоторых достаточно, чтобы они и слышать не желали об ИКТ. Недавно один участник нашего Интернет-форума, считающий себя анархистом, даже назвал подобную критику «оскорблением». Но это отнюдь не входило в наши намерения.

Каковы бы ни были наши разногласия, мы не должны забывать о том, что дискуссия между левыми коммунистами и анархистами-интернационалистами – это дискуссия между революционерами. Впрочем, и сами анархисты-интернационалисты предъявляют немало претензий к марксизму, начиная с якобы имеющей место естественной склонности к авторитаризму и реформизму. Вот какие пассажи можно, например, обнаружить на сайте НКТ (французской секции МАТ):

«[Начиная с 1871 года] марксисты все больше убаюкивали эксплуатируемых, и их подпись скрепляет свидетельство о рождении рабочего реформизма»iv.

«Марксизм несет ответственность за ориентацию рабочего класса на парламентскую деятельность. […] Лишь осознав это, мы увидим, что путь социального освобождения ведет нас к обетованной земле анархизма, оставив марксизм далеко позади»v.

Это – не «оскорбления», а жесткая критика… С которой мы, разумеется, совершенно не согласны! Но точно так же, в смысле открытой критики, следует понимать и наш анализ природы анархизма. Необходимо напомнить о нем в нескольких словах. В 1994 году в разделе, озаглавленном «Мелкобуржуазная основа анархизма», мы писали:

«Развитие анархизма во второй половине XIX века являлось результатом сопротивления мелкобуржуазных слоев (ремесленников, торговцев, мелких сельских хозяев) торжеству капитала, процессу пролетаризации, которая лишала их былой социальной «независимости». Более сильный в тех странах, где промышленный капитал развивался с опозданием, на восточной и южной периферии Европы, анархизм выражал не только бунт этих слоев против капитализма, но и их ограниченность, неспособность увидеть коммунистическое будущее; в нем отразилась их тяга к полулегендарному прошлому свободных местных коммун и независимых производителей, которых не угнетает ни промышленный капитал, ни централизованное буржуазное государство. Классическим выразителем подобных идей был «отец» анархизма Пьер-Жозеф Прудон с его беспощадной ненавистью не только к государству и крупным капиталистам, но и к коллективизму во всех его формах, включая профсоюзы, стачки и прочие проявления коллективных действий рабочего класса. Вопреки всем основополагающим тенденциям капиталистического общества Прудон провозглашал идеалом «мютюэлистское» общественное устройство, основанное на индивидуальном ремесленном производстве, свободном обмене и свободном кредитовании»vi.

А вот что говорилось в «Анархизме и коммунизме» (2001 год): «В генезисе анархизма находит отражение точка зрения только что пролетаризированного рабочего, который не приемлет эту пролетаризацию всеми фибрами души. Недавно еще бывшие крестьянами или ремесленниками и зачастую продолжающие вести полурабочее-полуремесленное существование (как, например, часовщики швейцарской Юры), эти рабочие сожалеют о прошлом, ибо резкое ухудшение условий жизни является для них подлинной трагедией. И они хотели бы повернуть колесо истории вспять. В центре этой концепции – ностальгия по мелкой собственности. Вот почему, вслед за Марксом, мы понимаем анархизм как проявление проникновения мелкобуржуазной идеологии в среду пролетариата»vii.

Иными словами, мы признаем, что с самого своего возникновения анархизм проникнут глубоким чувством возмущения капиталистическим варварством и эксплуатацией, но при том унаследовал воззрения «ремесленников, торговцев, мелких сельских хозяев», которые способствовали его зарождению. Это совершенно не означает, что сегодня все анархистские группы «мелкобуржуазны». Очевидно, что НКТ-МАТ, КРАСviii и другие вдохновляются революционными стремлениями рабочего класса. И в иные времена, на протяжении XIX и ХХ вв., многие рабочие присоединялись к анархистам и реально боролись за свержение капитализма и наступление коммунизма – от Луизы Мишель и Дуррути до Волина и Малатесты. Во время революционного подъема 1917 года часть анархистов даже сформировала одни из самых боевых рабочих батальонов.

В анархистской среде всегда велась борьба против тенденции, находящейся под влиянием радикальной мелкобуржуазной идеологии. Именно этим отчасти вызваны глубокие расхождения между анархистами-индивидуалистами, мютюэлистами, реформистами и интернационалистическими анархо-коммунистами (лишь последние действительно принадлежат к революционному лагерю). Но даже анархисты-интернационалисты испытывают влияние исторического прошлого своего движения. Именно оно, например, побуждает их использовать понятие «автономное народное сопротивление» вместо «борьбы рабочего класса».

ИКТ считает себя обязанным откровенно и ясно изложить все эти разногласия, дабы еще более способствовать сплочению революционного лагеря. Точно так же и анархисты-интернационалисты вправе продолжать критиковать марксизм. Наша взаимная критика ни в коей мере не должна служить препятствием товарищескому духу наших дискуссий и возможному сотрудничеству – наоборот, она призвана только способствовать имix.

Считает ли ИКТ, что марксисты должны относиться к анархистам как учителя к ученикам?

Критикуя анархистов, ИКТ вовсе не ведет себя как учитель, выговаривающий нерадивому ученику. Тем не менее, участники нашего форума упрекали нас за «менторский» тон. Помимо предпочтения того или иного литературного стиля, за этими замечаниями кроется проблема теоретического значения. Действительно ли ИКТ по отношению к НКТ-МАТ и вообще левые коммунисты по отношению к анархистам-интернационалистам должны играть роль «ведущего», «образца для подражания»? Считаем ли мы себя просвещенным меньшинством, носителями единственной истины и правоверности?

Подобное видение находилось бы в полном противоречии с традициями левых коммунистов и с той связью, что соединяет революционеров-коммунистов и рабочий класс.

Маркс в «Немецко-французском ежегоднике» утверждал: «Мы выступим перед миром не как доктринеры с готовым новым принципом: тут истина, на колени перед ней! – Мы развиваем миру новые принципы из его же собственных принципов.  Мы не говорим миру: перестань бороться, вся твоя борьба – пустяки; мы дадим тебе истинный лозунг борьбы. Мы только показываем миру, за что собственно он борется».

Революционеры – как марксисты, так и анархисты-интернационалисты – не стоят выше рабочего класса, они – его составная часть, соединенная с ним тысячью связей. Их организация – коллективное порождение пролетариата.

Таким образом, ИКТ никогда не считало себя организацией, призванной навязать свою точку зрения рабочему классу или другим революционным группам. Мы полностью разделяем идеи, выраженные в «Манифесте Коммунистической партии» 1848 года: «Коммунисты не являются особой партией, противостоящей другим рабочим партиям. У них нет никаких интересов, отдельных от интересов всего пролетариата в целом. Они не выставляют никаких особых принципов, под которые они хотели бы подогнать пролетарское движение»

Этим же принципом руководствовался журнал «Билан» с самого первого своего номера, вышедшего в 1933 году:

«Конечно, наша фракция видит себя наследницей многолетней глубинной традиции итальянского и международного движения, совокупности его основных политических позиций. Но она не испытывает чувства превосходства над своими политическими предшественниками, навязывая другим решения сегодняшних проблем. Она, наоборот, предлагает революционерам проверить фактами как ее нынешние позиции, так и принципы, изложенные в ее базовых документах».

С самого своего возникновения наша организация стремилась культивировать подобный дух открытости и готовность к дискуссии. Так, в 1977 году мы писали:

«В наших отношениях [с другими революционными группами,] близкими ИКТ, но не принадлежащему к нему, цель ясна. Мы пытаемся наладить товарищескую и углубленную дискуссию по разным вопросам, с которыми сталкивается рабочий класс… Мы сможем на деле выполнять свою роль […] лишь при условии, что окажемся способны:

1) избежать тенденции считать себя единственной на сегодняшний день подлинно революционной группой;

2) твердо отстаивать свои позиции;

3) быть открытыми для дискуссии, которая должна вестись публично, а не конфиденциально»x.

Для нас это – правило поведения. Мы убеждены в верности наших позиций (оставаясь при этом открытыми к аргументированной и конструктивной критике), но не считаем их «единственным решением всех мировых проблем». Свою теоретическую работу мы считаем нашим вкладом в коллективную борьбу рабочего класса. Вот почему мы придаем особое значение культуре дискуссии. В 2007 году ИКТ даже посвятило этой теме специальную статью «Культура дискуссии: оружие классовой борьбы», где утверждалось: «Если революционные организации хотят выполнить свое главное предназначение – развитие классового сознания, то абсолютно необходима культура коллективной, интернациональной, товарищеской и открытой дискуссии»xi.

Внимательный читатель заметит, что во всех приведенных отрывках, помимо необходимости дискуссии, идет речь о твердой защите Интернациональным коммунистическим течением своих политических позиций. Здесь нет никакого противоречия. Стремление к открытой дискуссии вовсе не означает веры в то, что все идеи равноценны и стоят друг друга. Как мы подчеркивали в той же статье: «Твердая приверженность принципам и открытость в поведении не исключают, а дополняют друг друга: мы не боимся спорить именно потому, что убеждены в правоте своих позиций».

Как в прошлом, так и в настоящее время рабочее движение нуждается в честных, добросовестных, открытых и товарищеских спорах между различными революционно-пролетарскими течениями. Многообразие позиций и подходов станет ценным и необходимым вкладом в борьбу пролетариата и развитие его сознательности. Повторяем, что внутри революционного лагеря могут иметься глубокие разногласия. Их обязательно следует открыто обсуждать. Мы не просим анархистов-интернационалистов отказаться ни от их собственных критериев, ни от того, что они считают своим теоретическим наследием. Напротив, мы от всей души желаем, чтобы они дали ясные ответы на вопросы, стоящие перед всеми, чтобы прислушались к критике – подобно тому, как мы считаем свои позиции не «истиной в последней инстанции», а вкладом в общую дискуссию. Мы не призываем товарищей «сложить оружие перед явным превосходством марксизма».

Мы с глубоким уважением относимся к революционному характеру анархистов-интернационалистов, мы знаем, что будем сражаться на общих баррикадах, когда настанет час массовой борьбы. Но одновременно мы твердо и аргументировано (и, надеемся, убедительно) отстаиваем наши взгляды на русскую революцию и партию большевиков, централизацию, переходный период, упадок капитализма, антирабочую роль профсоюзов… При этом перед нами не стоит цель поучать кого-либо или обратить «в свою веру» нескольких анархистов и завлечь их в наши ряды – мы лишь стремимся развивать необходимую для революционеров дискуссию.

Ясно, что дискуссии порой будут идти весьма оживленно и напряженно, но даже в пылу спора стоит помнить, что мы соратники по борьбе за социальное освобождение трудящихся.

В заключение данной серии из 3 статей на тему «Левые коммунисты и анархисты-интернационалисты» мы хотели бы привести слова Малатесты:

«Если бы мы, анархисты, могли совершить революцию одни, если бы революцию могли совершить одни социалистыxii, – можно было бы позволить себе роскошь действовать поодиночке и даже, возможно, сцепиться между собой. Но революцию совершит весь пролетариат, весь народ, в котором анархисты и социалисты составляют численное меньшинство, пусть даже он как будто относится к тем и другим с большим сочувствием. Разделить нас, тем более в том, что должно нас объединять, значило бы разделить пролетариат или, точнее, охладить его сочувствие к нам, отвратить его от благородных социалистических воззрений, которым анархисты и социалисты смогли бы вместе помочь возобладать в ходе революции. Революционеры, особенно социалисты и анархисты, должны бдительно следить за этим, не подчеркивая различий между собой, а, наоборот, уделяя больше внимания фактам и целям, которые могли бы объединить их и помочь им достичь максимальных революционных результатов» («Volunta», 1 мая 1920 г.).

 

i См. первую статью серии «Что у нас общего».

ii См. вторую статью серии.

iii Как, впрочем, тысячи марксистов и миллионы пролетариев.

ivhttp://cnt-ait.info/article.php3?id_article=472&var_recherche=r%E9formisme+marxisme.

v Высказывание Рудольфа Роккера, с которым НКТ-МАТ выражает полное согласие.

vi «Коммунизм не прекрасный идеал, а материальная необходимость» (10 часть).

viihttp://fr.internationalism.org/rinte102/anar.htm

viii Российская секция МАТ, с которой мы поддерживаем очень хорошие товарищеские отношения и чьи заявления неоднократно публиковали в нашей печати.

ix За последние месяцы в ходе дискуссий товарищи анархисты вполне обоснованно протестовали против оскорбительных формулировок, выглядевших как окончательный и неправый приговор анархизму. Перечитывая некоторые из наших старых текстов, мы также обнаружили в них пассажи, которые никогда не написали бы сегодня. Например:

«Представители рабочих могут думать, что придут к революции через анархизм, однако для принятия революционной программы с анархизмом необходимо порвать» (http://fr.internationalism.org/rinte102/anar.htm).

«Вот почему пролетариат должен решительно отвернуться от этих торговцев иллюзиями – анархистов» (http://fr.internationalism.org/ri321/anarchisme.htm).

В нашей статье «Анархизм и коммунизм», где подробно разбирается деятельность «Друзей Дуррути» в рамках испанской НКТ в 30-е гг., на основе одной фразы о том, что в 1936 году «революционное пламя» в НКТ угасло, создается карикатурное представление о позиции ИКТ в отношении анархизма. Более поздняя серия наших статей об анархо-синдикализме с разоблачением интеграции руководства НКТ в государственные структуры и его вклада в политическое разоружение рабочих-анархистов (что облегчило дело убийцам-сталинистам) показывает всю сложность ситуации. В НКТ на международном уровне шла реальная борьба в защиту подлинно пролетарских позиций и против предательства, каковым являлась интеграция этой организации в испанские госструктуры (см. серию статей о революционном синдикализме).

x Les groupes politiques proletariens // Revue internationale. No 11, 1977.

xi http://fr.internationalism.org/rint131/la_culture_du_debat_un_arme_de_la_lutte_de_classe.html.

xii Когда Малатеста писал эти строки, в Итальянскую социалистическую партию, помимо реформистов, еще входили революционные элементы, которые впоследствии, в январе 1921 года на конгрессе в Ливорно основали Итальянскую коммунистическую партию.