Концепция партии в понимании Черветто и «Лотта Комуниста» (3)

В двух предыдущих статьях мы показали, что, несмотря на формальные заявления о верности идеям Ленина в вопросе о партии, теория и политическая практика Черветто и «Лотты Комуниста» (ЛК) не соответствуют понятиям и методам рабочего класса. В этой статье мы намерены доказать, что буржуазные представления ЛК вытекают не из неверного прочтения Ленина, а, скорее, из искажения его идей, в частности, изложенных в работе «Что делать?» Причем искажены они до такой степени, что в позициях и особенно в политической деятельности ЛК, вопреки всем ее утверждениям, не найти ничего ленинского или левокоммунистического.


Является ли ЛК политической наследницей Ленина?


Черветто утверждает, что в основу доктрины своей партии положил высказанную Лениным в работе «Что делать?» идею о том, что «современное социалистическое сознание может возникнуть только на основании глубокого научного знания […]Носителем же науки является не пролетариат, а буржуазная интеллигенция. […] Таким образом, социалистическое сознание есть нечто извне внесенное (von auBen Hineingetragenes) в классовую борьбу пролетариата, а не нечто стихийно (urwuchsig) из нее возникшее. […] Задачей социал-демократии является внесение в пролетариат (буквально наполнение пролетариата) сознания его положения и сознания его задачи.1» Мы уже не раз критиковали идею о том, что сознательность будет привнесена в класс извне. При этом мы согласны с совершенно обоснованной критикой Ленина в адрес «экономистов», по мнению которых революционный авангард класса должен только поддерживать борьбу пролетариата за непосредственные требования2. Мы не станем подробно останавливаться на этом вопросе, потому что непролетарский характер ЛК не является следствием ее приверженности ошибочному тезису Ленина. Данную точку зрения разделяет бордигистское течение, к которому принадлежат такие группы, как «Коммунистическая программа» или «Пролетарий». Тем не менее, в своей критике бордигистской концепции революционной партии и бордигистов в целом мы никогда не подвергали сомнению их принадлежность к революционному лагерю. Дело в том, что Черветто в своей основной работе «Классовая борьба и революционная партия» полностью искажает идею, высказанную Лениным в полемике с «экономистами». Кроме того, после 1905 года сам Ленин пересмотрел свою позицию:


«От стачки и демонстраций к единичным  баррикадам . От единичных  баррикад   к   массовой  постройке  баррикад  и к уличной борьбе с войском. Через голову организаций  массовая  пролетарская борьба перешла от стачки к  восстанию […] Движение поднято от всеобщей политической стачки на высшую ступень. […] Перемену в объективных условиях борьбы, требовавшую перехода от стачки к восстанию, пролетариат почувствовал раньше, чем его руководители. Практика, как и всегда, шла впереди теории.3» Отличие от работы «Что делать?» налицо. Это – слова марксиста, который на основе конкретного классового опыта сумел понять, что Советы, порожденные революцией 1905 года в России, являются той формой организации, которая соответствует «высшей ступени» достигнутой классом политической зрелости, когда он объединяет свои силы и самостоятельно решает, как вести бой, с какой целью и какими средствами. Только тогда рабочий класс способен положить конец своему невыносимому положению.


В работах же Черветто рабочий класс предстает в целом «генетически» неспособным выйти за рамки непосредственных требований защиты своих условий жизни, если только им не руководит партия. Даже когда Ленин заявлял: «Впереди  шли  самые  лучшие  элементы  рабочего   класса ,  увлекая  за собою колеблющихся, пробуждая спящих и подбадривая слабых,4» - говоря о связи между экономической и политической забастовкой в революции 1905 года, Черветто дает понять, что связь эта явилась результатом «действий пролетарского авангарда (отождествляемого в другом месте с партией – Ред.), который вовлекал рабочий класс и угнетенные массы в совместную борьбу»5. И это не просто искажение. В главе «Естественное превосходство пролетариата» последний фактически предстает как некая подручная масса, которую партия должна вырвать из рук буржуазии. А затем, сплоченную воедино, ее можно использовать для извлечения выгоды из конфликтов между буржуазными и мелкобуржуазными кликами, имеющими различные интересы, с тем, чтобы расколоть фронт буржуазии и совершить революцию. «Только когда революционная партия ослабит буржуазные силы, лишив их возможности использовать силы пролетариата, она сможет рассчитывать на свое естественное превосходство (вызванное численным превосходством и «компактностью» пролетариата, то есть его концентрацией на промышленных предприятиях – Ред.) над силами буржуазии, которые неизбежно вступят в конфликт и положат начало кризису распада, когда один лишь пролетариат сохранит свое единство» (там же). Согласно этой концепции ЛК, близкой к переродившемуся троцкизму, «освобождение пролетариата не является результатом борьбы, в которой он как класс противостоит всей капиталистической системе; к нему приведет череда политических битв в узком смысле слова, где рабочий класс в союзе с одними политическими фракциями буржуазии будет уничтожать другие ее фракции и так, постепенно, поэтапно ослабит буржуазию, восторжествует над ней, расколет и разобьет по частям»6. Все это уже не имеет никакого отношения к революционному марксизму.


Отсюда вытекает концепция, которая поистине представляет собой целую военную стратегию: как лучше расположить свою армию (аморфное пушечное мясо), чтобы использовать слабости обороны противника и одолеть его. Подобные представления не имеют ничего общего с неизменно присущим революционному авангарду пониманием того, что именно осознание рабочим классом своего революционного характера и развитие его сознательности ведут к революции.


На самом деле пресловутая ленинистская ортодоксия, провозглашаемая ЛК в каждой своей книге и статье, призвана лишь придать революционную видимость политической практике, которая отнюдь не является революционной. Всякая теория должна поверяться фактами. Как мы показали в предыдущих статьях, история ЛК и ее основателей представляет собой лишь череду громких теоретических заявлений, попираемых на практике. Напомним коротко о важнейшем вопросе работы в профсоюзах, чтобы увидеть: политика этой группы основывается на представлении о рабочем классе как о подручной массе для партии.


ЛК и работа в профсоюзах или политика «расширения своей территории»


По вопросу о профсоюзах Черветто и следом за ним ЛК заявляют, что исходят из позиции Ленина и партии большевиков, согласно которой революционный авангард должен работать в профсоюзных организациях, поскольку эти последние играют позитивную роль в развитии классовой борьбы. Несмотря на то, что опыт 1905 года показал: диктатура пролетариата принимает форму рабочих советов. Известно, что профсоюзный вопрос стал предметом серьезной дискуссии на I конгрессе III Интернационала в 1919 году. Спор разгорелся между большевиками и представителями других революционных организаций, в частности, немецких, швейцарских и английских. Первые отстаивали свою позицию, поскольку знали главным образом реалии России - страны с отсталым режимом, царским самодержавием, где профсоюзы возникли лишь недавно (фактически в 1905 году, когда общий подъем массового движения вовлек их в революцию, нередко под руководством большевиков). Другие же делегаты конгресса представляли страны, стоявшие на более высоком уровне капиталистического развития, и обладали определенным опытом взаимоотношений с профсоюзами, так что уже в то время имели основания считать эти последние непригодными для целей революции7. Среди левых коммунистов долгое время существовали разногласия по профсоюзному вопросу, причем некоторые течения, в частности, бордигисты, стояли на точке зрения большевиков. Однако позиции ЛК и ее практическая деятельность не имеют с этим ничего общего. Черветто в своем так называемом научном анализе вопроса даже не потрудился исследовать – тем более подвергнуть критике – позиции других революционных сил. Тем более рассмотреть их в исторической перспективе. А какая политическая практика следует из подобной мнимой верности идеям Ленина? В «Тезисах» 1957 года, пункт «Профсоюзный вопрос», читаем: «Исходя из положения о том, что на практике нам следует стремиться к ведению революционной работы в профсоюзах, а не к синдикализму, левые коммунисты (так автор именует ЛК – Ред.) должны создать свое собственное течение в Итальянской всеобщей конфедерации труда (ИВКТ) и использовать все возможности для развития этой организации (голосование по разным вопросам, профсоюзные мероприятия, выборы руководства, профсоюзная печать и др.). Учитывая революционный характер единственного профсоюзного течения, существующего в ИВКТ – комитета в защиту профсоюзов – левые коммунисты должны действовать в согласии с входящими в него товарищами анархистами с целью заключения возможного союза ввиду формирования единого профсоюзного течения внутри ИВКТ, образованного революционным меньшинством» (там же).


Итак, в то время как для Ленина работа в российских профсоюзах в начале 1900-х гг. означала содействие объединению пролетариев, сплоченности в общей борьбе, осознанию своей силы как класса – для ЛК речь идет не более, не менее, как о политике энтризма. Подобная оппортунистическая, «хвостистская» политика ставила целью обретение преобладающего влияния в профсоюзной структуре путем заключения альянсов с кем угодно, лишь бы это помогло пробиться в руководство. Не случайно ЛК избрала полем своей деятельности ИВКТ, поскольку та считалась «левой», а многие ее члены проявляли неравнодушие к политике, то есть могли оказаться более восприимчивыми к агитации тех, кто позиционировал себя как революционеры. Следовательно, ЛК всегда поддерживала профсоюзы, представляющие буржуазный лагерь, где они играют специфическую роль противников рабочего класса, которая заключается в том, чтобы направить недовольство рабочих эксплуатацией в русло «демократического переговорного процесса в соответствии с установленными системой правилами, блокируя всякую попытку рабочего класса «перейти от экономической борьбы к политической» (если использовать излюбленные термины Черветто), от оборонительной борьбы за сохранение своего уровня жизни в капиталистическом обществе к борьбе наступательной, за уничтожение системы эксплуатации.


ЛК против развития рабочей борьбы


Во время событий «жаркой осени» 1969-го в Италии рабочие начали считать профсоюзы своими врагами; а те, убедившись, что внутренние комиссии больше не способны контролировать рабочий класс, стали использовать более эффективные орудия, такие, как «советы предприятий». Тогда ЛК не только на словах (неся откровенную околесицу о том, что эти последние подобны рабочим советам), но и на деле приложила все усилия, чтобы укрепить доверие рабочих к профсоюзному аппарату, который отстаивал необходимость советов предприятий. «В профсоюзах есть люди, стоящие на «синдикалистских», «тред-юнионистских» позициях,… которые пытаются построить мощный профсоюз, завоевав позиции на крупных предприятиях… Это ясно находит выражение в документах, выработанных на совместных собраниях и встречах с администрацией и др.8» Документы, которые имеет в виду ЛК, составлены центральным комитетом Федерацией работников металлургической промышленности (итальянская аббревиатура FIOM), национальным секретариатом FIOM, провинциальными руководящими органами FIOM, Федерацией рабочих машиностроения (FIM), Итальянского союза работников машиностроения Генуи и др.


Когда в 1987 году сотрудники школ решили организоваться независимо от профсоюзов и самостоятельно определять свою стратегию борьбы на общих собраниях, ЛК попыталась возвратить трудящихся на профсоюзную стезю, призывая их не покидать ИВКТ. Когда же это не увенчалось успехом, ЛК стала относиться к движению с пренебрежением, высокомерно называть его «регионалистским» (потому что оно в основном получило развитие на юге страны), одновременно уговаривая ИВКТ «пошевелиться» и созвать чрезвычайный конгресс, чтобы попытаться вновь обрести утраченное доверие трудящихся.


В 2002 году в связи с референдумом по поводу статьи 18 закона о труде9 ИВКТ провела целую кампанию по мистификации работников, прежде всего, молодежи, пропагандируя «демократические переговоры» в качестве формы «борьбы» против непостоянной занятости и гибкой организации труда (уже получивших в Италии широкое распространение не без участия профсоюзов). ЛК это осудила? Вовсе нет! Кроме привычной критики «оппортунистических лидеров», Пеццотты, Кофферати и иже с ними, что предлагает ЛК пролетариату? «Только позиция против течения, основанная на ясной марксистской стратегии, может придать устойчивый смысл понятиям защиты профсоюзов, гордости принадлежностью к рабочему классу, коммунистической борьбе против оппортунизма, за которой будущее»10. Что все это означает? Кто его знает… Может, нам удастся понять смысл этих слов, прочитав заявление ЛК, где она сравнивает выступления молодых французских трудящихся против непостоянной занятости11 с демонстрацией, организованной профсоюзами в Риме в 2001 году в связи с референдумом о 18-й статье. Итак, ЛК утверждает: «Мы писали, что ИВКТ Серджо Кофферати при поддержке оппозиционных партий отвергла меры по гибкой организации труда, согласиться с которыми означало бы для профсоюзов безоговорочно сдаться. Их упорная борьба вынудила правительство отказаться от своих намерений и ускорило кризис группы менеджеров Cofindustria». К сожалению, «иллюзорная цель референдума» распространить действие статьи 18 на предприятия с числом работников менее 15 человек, - «которую профсоюзы никогда не пытались достичь, что свидетельствует о перманентной слабости профсоюзной конфедерации», - обернулась «неизбежным поражением», которое «положило конец периоду борьбы против статьи 18; меры по гибкой организации труда были приняты»12. Иными словами – полная поддержка политики профсоюзов, в экономическом плане и в сфере классового саботажа. Проблема лишь в плохом руководстве. А потому нужно избираться в качестве профсоюзных делегатов, занимать места в руководящих органах, иными словами, завоевывать сильные позиции в профсоюзных структурах. Итак, пролетариат заключен в рамки буржуазной системы? Лишен возможности осознать, какое оружие использует против него буржуазия, какова его революционная классовая природа, как и с кем бороться? О чем вопрос? Партийная наука в нужное время обо всем позаботится. А теперь главное, чтобы наша высокоученая партия заняла стратегическое место в существующей структуре.


Вот какое «сознание» ЛК хочет внести извне в рабочий класс.


Такого рода «сознание» и методы марксисты и Ленин в частности всегда осуждали как не имеющие ничего общего с рабочим классом.


В заключение этой серии статей нам бы хотелось привлечь внимание к следующему моменту: ЛК имеет почти общепризнанную репутацию революционной группы и гордится своей принадлежностью к левым коммунистам. Это верно лишь в том отношении, что она разделяет некоторые заблуждения левокоммунистических групп. ЛК согласна с МБРП в том, что, прежде чем создавать международную партию, необходимо построить партию национальную. Вслед за бордигистами ЛК считает, что сознание привносится в класс извне и что необходимо работать в профсоюзах. Не следует также забывать о том, что Черветто одно время был близок к группе «Коммунистическая борьба» и даже написал несколько статей для ее издания «Прометео». Вот почему мы продолжаем подчеркивать, что в случае ЛК речь идет не просто о накоплении ошибок и заблуждений. Основной чертой ЛК является ее властолюбивая политика, стремление завоевать сильную позицию в профсоюзах используя рабочий класс как подручную массу. Силовые методы, используемые ЛК против своих активистов, которые больше не желают следовать «указаниям свыше», и ее решительный отказ пересмотреть собственную политическую практику завоевания стратегических позиций, делают ЛК группой, которой не место среди пролетарских объединений.


Ева,


2 июня 2006 г.



1 Ленин В.И. Что делать? // ПСС. Т. 6. С. 39. В действительности это слова Каутского, которые Ленин проводит в своей работе, полностью соглашаясь с ними. – Прим. перев.



2 На эту тему см. нашу брошюру (на французском и английском языках) «Коммунистическая организация и классовое сознание».



3 Ленин В.И. Уроки Московского восстания // ПСС. Т. 13. С. 370-371.



4 Ленин В.И. Доклад о революции 1905 года // ПСС. Т. 30. С. 313.



5 «Классовая борьба и революционная партия», с. 62 франц. изд.



6 La fоnction du trotskisme // Internationalisme. No 26, 1947.



7 См. статью «Политические позиции III Интернационала» (в серии работ «Теория упадка и исторический материализм»), «Ревю энтернасьональ», № 123, 2005. О воззрениях ИКТ по профсоюзному вопросу см. брошюру «Профсоюзы против рабочего класса» (на английском, французском и испанском языках).



8 Из текста ЛК «Советы предприятий, внутренние комиссии: анализ политического конфликта».



9 В статье прописывались гарантии для работников от увольнения. Правительство намеревалось внести в нее поправки, что вызвало забастовочную волну в стране. Референдум о распространении положений этой статьи на малые предприятия был проведен в июне 2002 г. по требованию ряда профсоюзов. Другие профсоюзы призвали к его бойкоту. От раскола профсоюзного движения выиграло правительство, которое в итоге добилось своего. – Прим. перев.



10 Написано в марте 2008 г.



11 Об их значении см. «Тезисы о студенческом движении во Франции» (www.internationalism.org).



12 Март 2006 г.