Интернационализм является единственным ответом на курдскую проблему

В начале августа 2012 г. в городке Сент-Имье (Швейцарская Юра) проходила международная встреча анархистов. Одним из выступавших был представитель "Фекар" [1]. Инициатива пригласить его на встречу принадлежала швейцарской группе Форума немецкоязычных анархистов, с целью объединения турецких и курдских анархистов в единую федерацию.

Согласно оратору, РПК (партия сталинистского происхождения) «в конце 80-х годов пришла к выводу, что хотя у курдов так и не появилось своего государства, они уже столкнулись с проблемой власти в собственном движении, которая соответствует такой же проблеме в государстве. Поэтому РПК отошла от "пролетарской ориентации" и модели независимого национального государства с собственным правительством, а тем самым – от формы авторитарного государства. Теперь это модель форм "общинной" социальной жизни, с первостепенным значением свободы женщин, а также "транссексуалов" и вообще каждого индивида, где уважаются различия и стоит цель достичь экологического равновесия с природой». Так можно вкратце обобщить сообщение одного из участников [2]. Член редколлегии нидерландского анархистского издания «Бюитен де Орде» Ян Бервутс выразил сомнения в отношении позиции представителя «Фекар». Он задался вопросом, «прозрел ли Оджалан (лидер РПК, – перевод.), или здесь просто проявляется пословица "Когда лиса проповедует страсти Христовы, крестьянин, береги своих гусей"?». Однако в то же время он не счел совершенно невозможным развитие РПК в направление организации с антиавторитарными и коммунитарными принципами, в которой на первом месте стоит индивид: «Являемся ли мы свидетелями исторического момента или трюка фокусника? Пусть скажет сама история». Несмотря на выраженное в этом сомнение, здесь опять проявилась высшая степень политической наивности, нередко характерная для анархистов. Их желание увидеть какие-нибудь проявления анархистских принципов столь велико, что самого призрачного описания анархистских принципов (антиавторитарный, коммунитарный, федералистский, примат личности) бывает достаточно, чтобы породить среди многих атмосферу ликования. В связи с этой дискуссией в анархистской среде, один из участников «летнего дня» Интернационального коммунистического течения (ИКТ) в Бельгии спросил нас: а какова позиция ИКТ в отношении новой эволюции РПК? Из нижеследующего текста станет понятно, что РПК, какой бы положительный образ не представлял оратор на конференции, по-прежнему не имеет ничего общего с борьбой за освобождение человечества и освобождения от ига классового общества [3].

Происхождение РПК

РПК была основана 27 ноября 1978 г. в деревушке Фис (провинция Диярбакыр) Абдуллой Оджаланом, Мазлумом Доганом и 21 их учеником. Ее целью было покончить с турецким «колониализмом» в Турецком Курдистане и добиться независимого и объединенного курдского государства [4]. Бесспорным лидером РПК с самого начала был Оджалан («Апо»).

В идеологическом плане, РПК вдохновлялась сталинизмом (тем, что приглашенный оратор в Сент-Имье назвал «пролетарской ориентацией»). Призывая к примирению между так называемыми «социалистическими» странами, прежде всего, Россией и Китаем, хотя в материальном плане больше связанные с российскими интересами, они были ближе к позиции северокорейских и кубинских сталинистов, нежели к кому-либо еще. С одной стороны, они полагали, что власть может быть завоевана народной партизанской армией; с другой, считали необходимым поиск союзников в империалистической шахматной партии Восточного блока против Западного, а также среди курдских землевладельцев – против их курдских соперников. Ради достижения этой цели, заявляла РПК, она готова использовать любые средства, какими бы ужасными ни были те или иные действия. Она развернула вооруженную борьбу с многочисленными нападениями, в том числе и против других курдских политических фракций. Некоторые настаивают, однако, на том, что РПК дала турецким курдам их самооценку и позволила осознать их курдскую «идентичность». Со своей стороны, Турция, где проживает большая часть курдов региона, всегда была против любой формы автономии и проводила политику ассимиляции, а также и более открытые формы репрессий, включая полицейское насилие, пытки, принудительную иммиграцию или открытые убийства. Главную роль здесь играло не столько экономическое, сколько стратегическое значение региона. Курды официально именовались «горными турками», а их язык считался одним из турецких диалектов. Их держали в нищете и вынуждали стоять в строю.

Гражданская война: поле битвы мирового империализма

15 августа 1984 года РПК атаковала полицейские участки в деревнях Эрух (Сиирт) и Щемдинли (Хаккари); в ходе этих акций были убиты двое турецких полицейских. Это стало началом целой серии военизированных акций. В качестве ответной меры, турецкие власти решили нанять тысячи курдов, которые в обмен на деньги и оружие были выставлены против РПК в качестве деревенской стражи.

РПК была с самого начала беспощадна по отношению к деревенским стражникам и всем курдам, которые проявляли какую-либо симпатию по отношению к центральным турецким властям. Они также нападали на некоторых землевладельцев. Тем самым РПК утратила симпатию части курдского населения. Существовали в целом активные связи с другими курдскими фракциями, такими как организация Масуда Барзани в Северном Ираке. Население Курдистана оказалось зажатым между партизанами РПК, с одной стороны, и турецкой армией, с другой. Националистическая партия, организованная на сталинистской основе, получала также поддержку в этом конфликте со стороны других империалистических сил в регионе, которые использовали ее как рычаг против Турции.

Как и другие левобуржуазные партии, РПК представляла себя как защитницу «социализма». Ведя вооруженную борьбу против жестокого турецкого правительства того времени, РПК сумела привлечь к себе некоторых рабочих и массы бедняков, которые отчаялись или питали иллюзии, и вовлечь их в националистическую и империалистическую борьбу. В марте 1990 года, на курдский Новый год, похороны членов РПК, убитых в боях, вылились в массовые демонстрации. Но после развала российского блока в 1989-ом и дезинтеграции его соперника – Западного блока, фигуры на империалистической шахматной доске перетряхнулись, и РПК лишилась некоторых из своих бывших союзников. Война в заливе в Ираке в 1991 году открыла двери «новому мировому (бес)порядку», при котором курдский национализм множество раз использовался как наживка для вербовки пушечного мяса. В нараставшем хаосе, когда «каждый за себя», а все империалистические державы, большие и малые, желают увеличить свое влияние на Ближнем Востоке, важном не столько экономически, сколько стратегически, РПК продолжает играть на империалистических противоречиях в регионе, получая поддержку от правительств таких стран, как Сирия, Иран, Ирак, Армения, Греция и другие империалистические государства, включая Россию.

Чтобы выжить, РПК пришлось «сменить пластинку»; она больше не могла представлять себя как чисто сталинистское формирование. И пока в начале 1990-х годов примерно 3000 партизан РПК фактически захватили власть в части Турецкого Курдистана, Оджалан искал другие политические возможности, чтобы удержать ее. С этого момента военная конфронтация перемежалась периодами прекращения огня и переговорами. Первый раунд происходил в начале 1990-х гг., когда турецкий президент Тургут Озал согласился на переговоры. Но кроме Озала, который сам был наполовину курдом, наполовину турком, лишь немногие турецкие политики проявили к этому интерес, да и со стороны РПК это поддержала лишь часть, так что после смерти президента 17 апреля 1993 года при подозрительных обстоятельствах надежды на примирение улетучились. В июне 1993-го Оджалан снова призвал к «тотальной войне». Новые эпизоды последовали в 1995 и 1998 гг., но и они каждый раз проваливались. Когда вооруженная борьба стала приобретать все более интенсивную форму, Турция заставила Сирию выслать Оджалана. Он бежал, но 15 февраля 1999 года был захвачен турецкими агентами. Его приговорили к смерти за государственную измену, но под давлением Европейского Союза казнь заменили на пожизненное заключение. Турция просила о вступлении Евросоюз и обещала улучшить положение курдов в плане гуманитарных прав. С тех пор Оджалан пытается управлять своей партией из заключения, через своих адвокатов. С августа 1999 г. партизаны РПК отошли из региона, и была организована серия инициатив для развития так называемого «процесса мира и демократии».

Политические маневры для сокрытия своей подлинной природы

Стратегия завоевания места внутри господствующей буржуазии должна была претерпеть изменения, и после множества (кровавых) разборок между фракциями внутри движения стала разыгрываться карта автономии и федерализма, которая должна была вывести из политического тупика. На восьмом съезде партии 16 апреля 2002 года РПК одобрила так называемую «демократическую» трансформацию. Отныне партия намеревалась стремиться к «освобождению» через политические права курдов в Турции и отвергала насилие, хотя нынешний лидер РПК Мурат Карайилан еще в 2007 году по-прежнему заявлял, что независимое государство остается главной целью его организации. На этом съезде РПК была реорганизована, и создано новое политическое крыло, хотя это и было чисто тактическим актом: был учрежден Конгресс за свободу и демократию в Курдистане (КАDЕК). РПК заявила тогда, что будет продолжать борьбу только демократическими средствами. Однако представитель РПК / КАДЕК заявил, что военное крыло – Силы народной обороны (HPG) – распущено не будет и не сдаст оружие, в целях «самообороны». Организация намеревалась сохранить способность к проведению военных операций, чтобы утвердиться в качестве полноправного партнера на переговорах. В апреле КАDЕК избрал правящий совет, но его члены почти исключительно были теми же лицами, которые составляли президентский совет РПК. 15 ноября 2003 года КАDЕК, в свою очередь, был преобразован в более «умеренную» фракцию – Народный конгресс Курдистана (KONGRA-GEL), в попытке сделать его более приемлемым для стола переговоров и парламентской деятельности. Имя РПК появилось вновь как «идеологическое руководство» общим движением, которое приняло форму Конфедерации курдских общин (КСК). Являясь, технически говоря, протогосударством курдского националистического движения, это формирование служит крышей для всех органов движения, таких как политико-парламентское образование «Народный конгресс» (KONGRA-GEL), РПК как его правящая партия, военное крыло HPG, Партия свободной жизни в (Иранском) Курдистане (PJAK), Партия демократического решения (PÇDK) в Иракском Курдистане и Демократическая партия единства (PYD) в Сирийском Курдистане, в дополнении ко всевозможным прочим органам и организациям, которые выполняют различные функции государства.

Переговоры с турецким правительством не дали ожидаемых результатов, и в июне 2004 г. Оджалан передал через своих адвокатов призыв снова взяться за оружие. Однако ради сохранения демократического имиджа он поспешил добавить, что это не объявление войны, а «самооборона». Между 2004 и 2009 гг. РПК проводила регулярные нападения, а турецкая армия раз за разом атаковала бойцов РПК в Северном Ираке. Обе стороны не ослабляли нажим.

С 1990 г. курдские националисты пытались легальными методами участвовать в турецкой парламентской политике, и в ходе этого процесса были одна за другой созданы и запрещены шесть курдских легальных политических партий, номинально независимых, но поддерживающих связи с РПК. Кульминацией процесса стал предвыборный альянс первой из этих партий, Народной партии труда (НЕП), с лево-кемалистской Социал-демократической народной партией (SHP) и арест депутатов от бывшей НЕП (им пришлось присоединиться к запасной курдской националистической партии – Демократической партии – DЕР, поскольку изначальная партия была запрещена). В 1999 году курдские националисты впервые приняли участие в муниципальных выборах, сформировав собственную партию. Они завоевали солидное большинство в Турецком Курдистане и с тех пор сохраняют свой статус в регионе. В 2005 г. курдские националисты возобновили попытки легальными методами добиться представительства в турецком парламенте. С этой целью взамен запрещенной незадолго до этого Демократической народной партии (DEHAP) была образована широкая и формально обновленная прокурдская Партия демократического общества (DTP). Эта партия, примыкающая к РПК, как и все предыдущие, смогла направить нескольких депутатов в парламент. Они были избраны как независимые из-за необычно высокого 10%-ного избирательного порога для партий в Турции, введенного хунтой после государственного переворота 1980 года, чтобы не допустить прохождения в парламент нежелательных элементов. Эта партия была также запрещена турецкими властями из-за ее тесной связи с РПК, и в 2009-ом ее сменила Партия мира и демократии (BDP), которая была создана специально для этого случая незадолго до запрета DTP. В настоящее время Социнтерн официально признает ее как социал-демократическую партию (как до нее DTP). 36 поддержанных ею депутатов на последних выборах получили место в турецком парламенте, снова избранные как независимые. Многие заключенные, арестованные из-за операций КСК, также состоят в этой партии.

Чтобы выбить почву из-под ног РПК, в июле 2009 г. турецкое правительство начало новое контрнаступление, на сей раз представленное, как «демократическое»: План курдской реформы. Курды должны получить свое собственное государственное радио, новые права, включая право изучать на уроках курдский язык, курдские партии будут участвовать в зарубежных поездках. В качестве недавних примеров, можно упомянуть попытки завоевать симпатии курдских масс путем благотворительной раздачи продовольствия, холодильников, печей и т.д.

Лидер РПК Оджалан ответил из своей камеры новой версией своей «Дорожной карты к миру» 2003 г. (публикация которой не была разрешена турецкими властями) [5]. РПК объявила, что откажется от вооруженной борьбы и разместит на границе «бригады мира» для поддержки начатого турецким правительством «демократического» решения конфликта. Первая бригада, состоящая из 8 бойцов РПК и 26 турецких курдов, бежавших в Ирак в 1990-х гг., пересекла иракскую границу 19 октября 2009 г. и была встречена тысячами турецких курдов, которые размахивали курдскими флагами.

В настоящее время обе стороны скрывают свои настоящие намерения. Их капиталистические, националистические и империалистические интересы маскируются пацифистской и демократической риторикой, которая лучше принимается миром. Обе стороны пытаются также внедрить религиозные мотивы, реагируя на рост политического исламизма.

Но понимать усилия турецкой и курдской буржуазии, использующих «свободу» курдов как карту в своих сделках, следует в контексте множества конфликтов на Среднем Востоке и глобального экономического кризиса.

Что представляют из себя курдская автономия и федерализм?

Хотя стратегия турецкого правительства Партии справедливости и развития (АКР) осталась, по существу, той же, что была у предыдущих правительств, его тактика заметно изменилась. Представители курдского движения в турецкой политике пропитались интригами и ложными жестами; на заднем фоне – три года переговоров с представителями РПК в Европе в норвежской столице Осло, а правительство тем временем продолжает репрессии. В ходе этого процесса тысячи людей были арестованы в акциях против КСК, сотни курдских партизан были убиты, когда отходили во время «прекращения огня», демонстрации жестоко разгоняются, при чем есть раненые и убитые, в турецких городах не прекращаются репрессии против живущих там курдов, в результате чего случаются даже попытки линчевания.

Националисты из РПК ответили на тактику правительства АКР своим планом демократической автономии для региона. На 4-м съезде Демократического народного конгресса (DTK) [6] в августе 2010 года в Диярбакыре, неофициальной столице Курдистана, сопредседатель Ахмед Турк представил проект свободного и автономного Курдистана путем создания и определения автономии на юридическом уровне в рамках турецкой конституции. Никакого сепаратизма! Что касается исторического вопроса об использовании курдского языка, он должен действовать для всех возрастных групп, от начальной школы до местного университета и во всех курдских городах. В свободном и автономном Курдистане курдский станет официальным языком, наряду с турецким и местными диалектами. Хозяйственная эксплуатация ресурсов в курдских регионах будет находиться в руках курдских лидеров свободного и автономного Курдистана. Должны быть также представители свободного и автономного Курдистана в турецком парламенте, чтобы обсуждать вопросы равноправия и вести связанные с этим дискуссии. Наконец, свободный и автономный Курдистан будет иметь свой флаг, отличный от флага Турецкой республики, а именно курдский флаг с собственными эмблемами и символами, основанными на истории курдов и Курдистана. Дебаты развивались в направлении конфедерации различных курдских регионов. Согласно решению, люди и курдские регионы в таких странах, как Турция, Сирия, Ирак и Иран, вне всякого сомнения, принадлежат к фабрикуемому Курдистану.

«Модель демократического самоуправления является наиболее разумным решением, поскольку она соответствует истории и политическим обстоятельствам самой Турции. В действительности, курды пользовались автономным статусом в границах Османской империи. Так что это предложение не основано на сепаратизме. Вместо этого, наш народ хочет определять свои взаимные отношения на основе свободной воли и добровольного союза в общей родине. Эта модель не имеет в виду ликвидацию государства или изменение границ. Демократическая Турция и демократический автономный Курдистан – это конкретная формула для наших народов, чтобы управлять собой, в соответствии с их собственной культурой и идентичностью и правом жить свободно» (Заявление РПК для печати, 13 августа 2010 г.) [7].

Но продолжение репрессий побуждало прибегнуть к последнему средству, и 14 июля 2011 г. 5-й съезд курдского DTK принял декларацию, в которой односторонне провозгласил «демократическую автономию» курдов в Турции и призвал к ее международному признанию. Давление из Анкары нарастало, и 24 июля DTK односторонне объявил выборы в 43 провинциях. Мэр Диярбакыра считал эти выборы важным шагом к автономии. Депутат парламента Бенги Йилдиз, делегат BDP в DTK, объявил, что автономный регион больше не будет платить налоги Анкаре.

6-й конгресс DTK 15-16 сентября 2012 г. в Диярбакыре проходил под девизом «демократическая автономия на пути к национальному единству». Его главной задачей стало укрепление основ РПК в противовес попыткам турецких властей изолировать и ослабить ее. DTK должен был превратиться в парламент всех жителей Курдистана – курдов и не курдов. Важным пунктом на повестке дня была и ситуация в Сирии. Не следует забывать о том, что РПК является частью Конфедерации курдских общин (КСК), включающей четыре дружественные военные организации региона: РПК, Партию свободной жизни в Курдистане (PJAK, Иранский Курдистан), Партию демократического решения в Иракском Курдистане (PÇDK) и Партию демократического единства (PYD) в Сирийском Курдистане, которая установила контроль над соответствующим регионом с молчаливого согласия Асада [8].

Ни 10 принципов «дорожной карты» РПК 2003 или 2009 гг., ни декларация РПК 2010 года, ни практика «свободного и автономного» Курдистана до сих пор не доказывают, что «РПК в настоящее время развивается в направлении организации с антиавторитарными и коммунитарными принципами с верховенством индивида». Не надо иллюзий, товарищи, стратегия курдской буржуазии, главным представителем которой является РПК, состоит в интеграции в турецкое государство, чтобы управлять Турецким Курдистаном в качестве местного аппарата турецкого государства. Такая стратегия вынуждает ее шаг за шагом следовать многим грязным маневрам ее соперника, поскольку таков единственный путь остаться за столом переговоров. Мирные переговоры, которые правительство АКР собиралось начать с Оджаланом в январе 2013 года, – лишь логический шаг в этом процессе, который не мешает продолжению военных столкновений между обеими сторонами.

В действительности, «хотя РПК не удалось стать настоящим государством, она действует как основной аппарат националистической курдской буржуазии в Турции. Она пытается осуществить свои интересы в своей сфере деятельности так, как если бы она была настоящим государством, и вынуждена полагаться на прямую или косвенную поддержку того или иного империалистического государства, чьи интересы в том или ином пункте соперничают с интересами турецкого империализма. Хотя ее силы слабее, по сравнению с силами империалистического турецкого государства, РПК, как таковая, является такой же частью мирового империализма, как и турецкое государство», – отмечалось в резолюции секции ИКТ в Турции относительно развития ситуации в Курдистане в феврале 2012 года (см. сноску 3).

Курдская буржуазия хочет выжить и увеличить свою власть и влияние, а для этого в регион следует привлечь капитал. В этом у курдской и турецкой буржуазии общие интересы. Сюда входит и превращение Турции в рай дешевого труда. Разумеется, значительную часть его будут составлять курдские рабочие. Они уже трудятся в различных отраслях за очень низкую плату. Подготовка к внедрению такой политики уже вовсю идет в Курдистане в виде новой региональной политики минимальной платы за труд. Обе буржуазии заинтересованы в нормализации ситуации ради стабильности, особенно с тем, чтобы не ставить под угрозу важный экономико-стратегический проект «Набукко» [9]. Но борьба между ними за продвижение своих интересов идет очень жесткая, в духе беспощадного капитализма.

Есть ли основания радоваться насчет поддержки «свободы женщины» со стороны РПК?

РПК заявляет, что в этой организации к мужчинам и женщинам относятся на равных и что женщины вступают в РПК добровольно. Вопрос в том, что это: желанный принцип, унаследованный от ее «пролетарской ориентации» или обманчивая иллюзия.

Множество сообщений говорят о том, что женщины-члены РПК бегут от угнетения в семье, особенно от риска принудительного брака и «убийства ради чести» на традиционных курдских территориях и в турецком обществе. Но, вопреки тому, что утверждал оратор из Фекар, эти женщины становились также жертвами мужского насилия в лагерях РПК и даже со стороны не кого-нибудь, а самого великого вождя.

Источником такой информации служат не пропагандисты турецкого государства, а ряд членов-основателей самой РПК, которые после многолетнего разочарования покинули организацию. Мехмет Джахит Сенер, один из создателей РПК, позднее возглавлявший недолго просуществовавшую РПК-Vejin [10] писал в 1991 г., за год до своего убийства в ходе совместной операции сирийской разведки и РПК [11]: «Апо принуждал десятки наших товарищей-женщин к аморальным связям с ним, совратив большинство из них, объявив тех, кто настойчиво отказывался, людьми, "которые не поняли партию, не поняли нас", и подвергнув тяжким репрессиям, вплоть до убийства некоторых из них по обвинению в том, что они являются агентами. Некоторые из наших товарищей-женщин, оказавшихся в такой ситуации, остаются под арестом или под пытками, вынужденные делать признания, соответствующие сценарию того, что они являются агентами (...) Отношения между мужчинами и женщинами внутри партии превратились в гарем во дворце Апо, и ко многим товарищам-женщинам этот индивид относился как к своим наложницам» [12].

Другой лидер-основатель РПК Селим Джуруккая, которому удалось бежать от хватки Апо в Европу несколько лет спустя, описывал в своих мемуарах многочисленные инциденты, подтверждающие заявление Сенера, рассказывая о репрессивных мерах по отношению к женщинам, в частности, и общих отношениях между мужчинами и женщинами. Согласно мемуарам Джуруккаи, всем членам были запрещены сексуальные отношения, а пойманные за этим жестоко карались – их пытали, бросали за решетку и даже объявляли предателями, что в ряде случаев приводило к их казни: как мужчин, так и женщин. Шокирующим примером из воспоминаний Джуруккаи служит заключение в тюрьму пары молодых партизан за то лишь, что они занимались «изменой глазами», иными словами, смотрели друг на друга. Напротив, великий вождь РПК имел право на любую женщину в организации, а остальные лидеры вознаграждались, если оказывались послушными и полезными. Еще один лидер-основатель, покинувший партию, признал, что эти свидетельства верны.

Да и сам Оджалан был достаточно откровенен в своих собственных речах, текстах, книгах, заявлениях и т.д. разных лет. Так, в написанной им в 1992 году книге «Анализы, указания и перспективы», он заявил: «Что касается этих девушек. Я не знаю, у меня связи с тысячами из них. Мне безразлично, кто как это понимает. Если у меня была близость с некоторыми из них, как это должно было быть? (...) Эти субъекты, они оставляют в стороне все реальные масштабы, находят кого-нибудь и пускают сплетни, говоря "это была попытка сделать со мной здесь" или "это сделали со мной там"! Эти бесстыжие женщины хотят одновременно и дать слишком много, и затем устраивать такие вещи. Что касается некоторых упомянутых людей. Господи! Они говорят "нам это так надо, это было бы так здорово", а затем пускают эти сплетни (...) Я открыто повторяю. Вот такой я воин. Я очень люблю девушек, я их очень ценю. Я их всех люблю. Я стараюсь превратить каждую девушку в любовницу, на невероятном уровне, вплоть до страсти. Я стараюсь придать им форму от тела до души, до их мыслей. Я вижу в себе возможность выполнить эту задачу. Я определяю себя открыто. Если вы находите меня опасным, не подходите ко мне!» [13].

В написанной недавно брошюре «Социальное освобождение сексуального» Оджалан заявляет: «В рядах РПК успешно проявляется подлинная любовь путем героизма. А как мы можем назвать множество женско-мужских похождений? Честно говоря, мы можем назвать их проявлением отступничества от курдской идентичности (...) Я и наши товарищи-мученики героически трудились на пути к любви. Если те, кому якобы нравится переживать любовь, не поняли ценности этих усилий, то они либо слепы, либо злы, либо являются сбродом или предателями. Чего еще можно ждать от нас ради любви? Вы не будете мчаться к успеху нашего революционного долга, а потом станете говорить, что вам нравится иметь отношения! Ясно, что это бесстыжий подход (...) Даже птицы вьют гнездо в местах, не потревоженных чужаками. Может ли любовь строить дом в насквозь оккупированных странах и сердцах? (...) Мой опыт это показал: Жить с женщиной порядка невозможно, не предавая свой революционный долг» [14].

Так что разговоры о том, что РПК выступает за свободу женщин, – не более чем жестокая ирония.

Национализм против интернационализма

Задача этого текста – показать лицемерие и буржуазную практику националистической РПК. И было бы иллюзией полагать, что подобная организация, которая с самого своего основания просто искала стратегию и тактику для того, чтобы завоевать себе место среди наций-государств, и ради его завоевания применяла беспощадный террор против всех (включая самих курдов в собственной стране и в соседних странах), может превратиться в интернационалистскую организацию.

В нынешнюю эру капитализма любые этнические движения, ведущие борьбу за самоопределение или национальное освобождение, являются движениями реакционными. Участие в них или их поддержка равнозначна принятию действий и целей капитализма, нередко в открытом сотрудничестве с различными империалистическими силами, а иногда и в скрытом. Как справедливо говорила Роза Люксембург в начале ХХ века, идея абстрактного «права» на самоопределение не имеет ничего общего с марксизмом, поскольку она затуманивает тот факт, что любая нация разделена на противостоящие друг другу общественные классы. Если создание некоторых независимых национальных государств могло поддерживаться рабочим движением в период, когда капитализм еще играл прогрессивную роль, то этот период окончательно завершился – как показала Роза Люксембург – с Первой мировой войной. Сегодня рабочему классу не надо решать «демократические» или «национальные» задачи. Его будущее – лишь в интернациональной классовой борьбе, не только против существующих национальных государств, но и за их революционное разрушение.

«В поделенном империалистическими блоками мире всякая борьба за «национальное освобождение» мало того, что не является прогрессивной – в действительности она представляет собой ничто иное, как эпизод непрекращающегося противостояния между соперничающими блоками, а рабочие и крестьяне, добровольно или принудительно участвующие в этой борьбе, служат лишь пушечным мясом» (Платформа ИКТ, пункт «Контрреволюционный миф национального освобождения»).

«Нынешняя точка, достигнутая в результате всех этих реформ и переговоров, еще раз продемонстрировала, что из буржуазного мира может проистекать только война, что решение курдского вопроса не может быть итогом какого-либо компромисса с турецким империалистическим государством и что РПК ни в коей мере не является структурой, которая в состоянии предложить хоть какое-то решение чего бы то ни было. Курдский вопрос не может быть разрешен в одной лишь Турции. Курдский вопрос не может быть разрешен путем межнациональной войны. Курдский вопрос не может быть разрешен с помощью демократии. Единственное решение этого вопроса состоит в объединенной борьбе курдских и турецких рабочих вместе с рабочими Среднего Востока и всего мира. Единственное решение курдского вопроса – это интернационалистское решение. Только рабочий класс может поднять знамя интернационализма против варварства националистической войны, отказавшись умирать за буржуазию» (Из резолюции секции ИКТ в Турции о развитии ситуации в Курдистане, февраль 2012 г., см. ссылку 3).

Роза / Феликс / Лэйк

Перевод: КРАС-М.А.Т.

 

================================================

 

Примечания:

 

[1] Фекар – Федерация курдских ассоциаций в Швейцарии.

 

[2] http://www.solidariteit.nl/extra/2012/een_blik_in_de_toekomst.html in http://www.vrijebond.nl/internationale-anarchistische-bijeenkomst-st-imier-2012-enkele-verslagen/

 

[3] См. также резолюцию о развитии ситуации в Курдистане, одобренную на конференции секции ИКТ в Турции «Интернационализм – единственное решение курдского вопроса!».

 

 Другие источники для данной статьи:
- «Le Monde Diplomatique», 1.11.2007

- http://www.lenziran.com/2011/08/pkk-leader-murat-karayilan-exclusive-interview-with-bbc-persian-tv/;

- http://www.bbc.co.uk/news/world-europe-10707935

- http://www.hurriyetdailynews.com/default.aspx?pageid=438&n=dtk-declares-democratic-sovereignty-2011-07-15

http://www.todayszaman.com/newsDetail_getNewsById.action;jsessionid=79FFF831021BD567AFCFC2161AAFE553?newsId=269867

- http://www.urmiyenews.com/2011/01/blog-post_03.html

- http://nos.nl/artikel/447331-pkk-rekruteert-ook-in-nederland.html

- http://www.youtube.com/watch?v=lgMkrtDV9Kg

- and the site of HPG http://nos.nl/artikel/447331-pkk-rekruteert-ook-in-nederland.html

 

[4] За последние столетия исторические потомки курдов оказались разбросаны по нескольким странам региона: в Иране, Ираке, Турции, Сирии, Армении и Азербайджане. Многие из них эмигрировали в десятки стран по всему миру.

 

[5] «Дорожная карта к миру» – документ, содержащий детальные предложения по различным аспектам планируемого нового государства: http://www.fekar.ch/index.php/en/english/88-abdullah-ocalans-three-phases-road-map

 

[6] В довершение конгломерата организаций (подпольной, полулегальной, легальной и «крыши»), связанных с националистическими идеологами РПК или находящихся под их прямым контролем, следует отметить, что важную роль в деятельности РПК играет Демократический народный конгресс (DTK), прокурдская организация-«крыша» из примерно 850 делегатов от политических, религиозных, культурных, социальных и неправительственных организаций.

 

[7] http://www.pkkonline.com/en/index.php?sys=article&artID=60

 

[8] Сирийская ветвь партии, по неофициальной договоренности с правительством Башара Асада, получила контроль над 4 городами в Северной Сирии (включая Кобани, – перевод.), где во многих местах висели портреты Оджалана и Башара Асада. Другие фракции курдов в Сирии симпатизируют антиасадовской оппозиции. «Независимые» иракские курды Барзани также пытались сломить власть РПК-PYD. «В начале конфликта в Сирии РПК рекомендовала своему сирийскому союзнику, курдской партии PYD, обеспечить, насколько это возможно, права курдов при новом правительстве. Однако теперь, очевидно, правительство Асада, оказавшись в трудном положении, вывело войска из курдских районов. "С тех пор PYD контролирует район и гарантирует там минимум общественного порядка". В то же время, РПК перебросила 1500 бойцов из Северного Ирака в курдский регион в Сирии» (http://ejbron.wordpress.com/2012/08/16/koerden-starten-groot-offensief-in-syrie-en-turkije/)

 

«PYD лицемерит. Партия получила свою нынешнюю власть от Башара Асада, который уступил военные позиции бойцам PYD. Все полагают, что Асад решил пойти на сотрудничество из-за общего врага – Турции. Он может быть уверен в том, что PYD станет защищать границу с Турцией, и это также сигнал Анкаре не предпринимать интервенции в Сирии. Самое важное то, что сотрудничество дало ему возможность сосредоточиться в военном отношении на важнейших городах (...) За ростом мощи братской организации РПК в Сирии – PYD с подозрением следят как в Турции, так и в Иракском Курдистане. Турция опасается, что Сирийский Курдистан станет трамплином для РПК, которая в настоящее время действует в основном из Иракского Курдистана, и угрожала военной интервенцией. Президент иракских курдов Барзани обеспечил вынужденное сотрудничество PYD с другими курдскими партиями, включая военное обучение молодых сирийских курдов в Ираке. Чтобы поддержать давление, около 600 из них были заперты на пограничной реке между двумя курдскими регионами, и премьер-министр иракских курдов уже заявил, что армия иракских курдов «Пешмерга» может вмешаться в Сирии, если это будет необходимо. Чтобы противостоять мощи PYD, Барзани провел встречу между курдскими блоками и сирийской оппозицией, организованной Турцией. Целью встречи было объединить сирийскую оппозицию в единый фронт ради будущего Сирии» (http://www.trouw.nl/tr/nl/4496/Buitenland/article/detail/3321328/2012/09/24/Vrijheid-verdeelt-Syrische-Koerden.dhtml).

 

О Сирии см. также: http://blogs.mediapart.fr/blog/maxime-azadi/190712/syrie-les-kurdes-ont-pris-le-controle-d-une-ville

 

Все это в очередной раз показывает, что такие националистические движения – не просто жертвы империалистических держав, как часто хотят заставить нас поверить левые, но и играют активную роль в этой игре.

 

От переводчика: В занятых ими районах Сирийского Курдистана партия PYD, опираясь на свои вооруженные формирования «Отряды народной самообороны» (YPG), установила режим «демократического самоуправления», наподобие того, какой предлагает РПК в Турецком Курдистане. Однако наступление сил «Исламского государства» (клерикально-фашистской группировки, поднявшейся на волне поддержанной западными державами антиасадовской оппозиции) на Сирийский Курдистан смешало карты. В августе 2014 г. вооруженные формирования РПК (HPG), PYD (YPG) и «Подразделения сопротивления Шенгаля» (YBS) официально сформировали единое командование (http://dozame.wordpress.com/2014/08/12/statement-from-the-joint-command-of-kurdistan-forces-ypg-hpg-and-ybs/). В настоящее время эти силы в борьбе с исламистами призывают к расширению вмешательства в конфликт США и других стран НАТО, а Турция, опасаясь роста влияния РПК, старается не пропускать через границу турецких курдов, которые хотят примкнуть к курдским отрядам в Сирии.

 

[9] http://fr.wikipedia.org/wiki/Nabucco_gazoduc

 

[10] Организация просуществовала недолго не из-за политических причин, а потому что убийцы из РПК уничтожили почти всех ее лидеров.

 

[11] Сотни членов РПК приветствовали смерть «предателя», стреляя в воздух при известии о его убийстве.

 

[12] http://vejin.wordpress.com/mehmet-cahit-sener-2/

 

[13] http://www.onergurcan.org/Mete%20Dural%20Kitapligi/METE/aponun%20ayetleri.htm

 

[14] http://www.awazaciya.com/kitap/toplumsalcinsiyetciliginozgurlestirilmesi/index.htm