Египет ставит вопрос ребром: социализм или варварство

По всему миру растет осознание того, что существующий общественный строй не может оставаться неизменным. Восстания «арабский весны», движение «Возмущенных» в Испании, «Occupy» в Америке дополнились демонстрациями летом 2013-го, массовыми протестами и столкновениями с полицией непривилегированных слоев населения Турции и Бразилии.

Сотни тысяч, если не миллионы людей вышли на улицы протестовать против социальной несправедливости: в Турции – против разрушения окружающей среды безудержно развивающимся строительным бизнесом, против бесцеремонного вмешательства религии в частную жизнь, против коррупции; в Бразилии – против роста стоимости проезда в общественном транспорте, расточительного финансирования престижных и дорогостоящих спортивных мероприятий, при полном игнорировании публичного здравоохранения, образования, жилищных ресурсов и транспорта. Как в Бразилии, так и в Турции первоначальные демонстрации были подавлены полицейскими репрессиями, что, однако, привело лишь к углублению и разрастанию протестов. И в Бразилии, и в Турции протестами руководил не «средний класс», а новое поколение рабочего класса, – те, кто даже если имеют образование, рискуют остаться без стабильной работы. Борющаяся рабочая молодежь и другие слои рядовых трудящихся могут жить в «развивающейся» экономике, но для них развитие экономики главным образом означает развитие социального неравенства на фоне благополучия и богатства крошечной кучки эксплуататорской элиты.

В июне и июле 2013 года миллионы жителей Египта протестовали на улицах, выйдя на площадь Тахрир, – которая была эпицентром борьбы против режима Мубарака в 2011 году. Недавние столкновения были так же обусловлены неудовлетворенностью материальных нужд большинства, как и протесты двухлетней давности, ибо египетская экономика, вопреки мнению западных буржуазных экономистов, не «развивается», а топчется на месте и деградирует. Экс-министр финансов Египта в интервью либеральной газете The Guardian в мае этого года сообщил, что Египет переживает худший кризис со времен Великой депрессии, и что с точки зрения негативного эффекта на беднейших египтян, сегодняшнее экономическое положение по катастрофичности не уступает кризису 1930-х гг. Далее в статье приводится небезынтересный материал:

«После ухода Хосни Мубарака в 2011 году, Египет столкнулся с резким падением иностранных инвестиций и доходов от туризма, а затем 60%-ым уменьшением золотовалютного запаса, трехпроцентным снижением темпов экономического роста и быстрой девальвацией египетского фунта. Все это привело к взлету цен на продукты питания, увеличению безработицы, появлению топливного дефицита... Согласно данным, представленным правительством Египта, в настоящее время 25,2% населения живет за чертой бедности, а доходы еще 23,7% едва превышают черту бедности» [1].

Но «умеренное» исламское правительство, к слову, поддерживаемое большинством радикальных исламистов и возглавляемое Мурси и «Братьями-мусульманами», не уступает в коррумпированности правительству бессменного Мубарака. Попытки внедрения ветхой и удушающей мусульманской морали в частную жизнь привели, как и в Турции, к ожидаемым протестам городской молодежи.

Но в то время как движения в Турции и Бразилии, направленные на борьбу с власть имущими, привели к несомненному росту солидарности и единства трудящихся, положение в Египте куда менее оптимистично и характеризуется взаимной борьбой рядовых граждан в интересах враждующих кланов элиты, что создает риск гражданской войны. Варварство и разруха, в которые погрузилась Сирия, недвусмысленно показывают, что может ожидать жителей Египта в будущем.

Демократическая ловушка

События 2011 года в Тунисе и Египте были описаны в СМИ как «революция». Но революция представляет собой нечто большее, чем просто массы недовольных на улицах. В современных условиях подлинной революцией является только революция мировая, пролетарская, коммунистическая. Такая революция совершается не для смены режима, но для ликвидации буржуазного государства; не для гуманизации капитализма, но для свержения всего капиталистического строя; не ради национальной гордости, но для создания мирового человеческого общежития, для преодоления национальных различий.

Нынешние социальные движения в большинстве своем далеки от самосознания и самоорганизации, необходимых для осуществления коммунистической революции. Они, в некотором роде, являются попытками угнетаемых отыскать верную форму организации, вновь открыть свое прошлое и будущее. Но запинающееся, неуверенное продвижение может быть легко подавленно правящим классом. К тому же, буржуазная идеология глубоко укоренились в пролетарской среде, настолько глубоко, что без искоренения всех этих мещанских, религиозных и патриотических предрассудков сплоченно двигаться вперед невозможно. Религия – одна из коренных идеологических преград, «опиум», усыпляющий ум, приучающий к глупости и пресмыкательству. Но еще более опасной является буржуазная идеология демократии.

В 2011 году массы, вышедшие на площадь Тахрир, требовали смены режима и отставки президента Мубарака. И президент Египта Мубарак действительно вынужден был уйти в отставку, после начала мощной волны рабочих забастовок по всей стране, в результате чего возникла возможность социального бунта. Но капиталистический режим – это всегда больше, чем просто текущее правительство. В сфере общественных отношений, капитализм – это вся совокупность отношений, построенных на основе наемного труда с целью получения прибыли. С политической точки зрения, капитализм – это бюрократия, полиция, армия, и, немаловажно, – иллюзия демократии, когда населению дарится «возможность» раз в несколько лет выбирать воров и грабителей. В 2011 году египетская армия, интересы которой многими демонстрантами отождествлялись с собственными, свергла Мубарака и организовала выборы. В результате, партия «Братья-мусульмане», хорошо организованная и поддерживаемая сельским населением, получила на выборах большинство. Это доказывает, что смена правительства через выборы совсем ничего не улучшает и не изменяет. Реальная власть осталась в руках военных. Именно египетская армия является мощнейшей национальной опорой капиталистического строя в стране.

Когда протестующие вновь вышли на площадь Тахрир, это было вызвано экономическими трудностями и недовольством новым исламским правительства Мухаммеда Мурси. Несмотря на то, что многие испытали на себе репрессивную мощь армии в 2011 году, оставалась популярной идея о единстве народа и армии. Когда военные предупредили Мурси о необходимости прислушаться к протестам, идея о единстве армии и народа получила новую жизнь. А когда, в результате почти бескровного переворота, Мурси был изгнан, на площади Тахрир начались массовые празднования. Означает ли это, что миф о демократии не способен более обманывать массы? Очевидно, что нет. Армия заявила о намерении восстановить попранную «Братьями-мусульманами» демократию и пообещала организовать новые буржуазные выборы.

Таким образом, армия – гарант египетского государства, еще раз вмешивается в политический процесс для поддержки буржуазного строя и института государства. Но теперь армия защищает государство сея разногласия среди трудящихся. Возникло протестное движение, преданное то ли исламской религии, то ли идее легитимности правительства Мурси, которое начало пропагандировать восстановление свергнутого военными режима «Братьев-мусульман». Армия ответила беспощадной резней, убийствами протестующих, совершавшимися перед казармами республиканской гвардии. Появились жертвы и в столкновениях между соперничающими группами демонстрантов.

Опасность гражданской войны и сила, способная остановить ее

В Ливии и Сирии гражданская война начиналась с демонстраций против правящих режимов. Но слабость рабочего класса, мощь родовых и клановых интересов в обоих случаях привели к перерастанию протестов в вооруженные конфликты между группировками буржуазии. В обоих случаях локальные столкновения приняли международное, империалистическое содержание. В Ливии восставшим помогали оружием и информацией Великобритания, Франция, негласно – США. Сирийскому режиму Асада помогает Россия, Китай, Иран, Хезболла, а оппозиционерам – Саудовская Аравия, Катар, негласно – Великобритания и США. В обоих случаях разрастание конфликта ускорило погружение региона в хаос и варварство.

Та же перспектива угрожает Египту. Ситуация напоминает события в Алжире в 1991 году. Тогда армия низложила «демократически избранное» исламское правительство, что привело к столкновениям между военными и исламистами. В результате, по разным оценкам, число погибших колеблется от 50 тыс. до 200 тыс. человек.

Риск гражданской войны в Египте усиливают амбиции империалистов. Руководство США выразило огорчение в связи с переворотом, хотя его связи с командованием египетской армии сохранились. Режимы Мурси и Эрдогана в Турции не снискали симпатий на Западе. Вдобавок, гражданская война в Сирии, в настоящее время в форме столкновений, перекидывается на Ливан и Ирак. Это также дестабилизирует ситуацию в Египте.

И все же, рабочий класс в Египте куда более серьезная сила, чем в Ливане или Сирии. Египетский рабочий класс имеет опыт борьбы против государства и его официальных профсоюзов, которая велась в 1970-е. В 2006 и 2007 гг. произошли массовые забастовки в текстильной промышленности. Этот опыт противостояния режиму был передан протестному движению 2011 года. Вот почему оно находилось под мощным влиянием рабочего класса в виде тенденции трудящихся к самоорганизации . Волна забастовок убедила буржуазию Египта в необходимости замены Мубарака. Рабочий класс Египта обременен буржуазно-демократическими иллюзиями, но буржуазии, видимо, не так легко будет в дальнейшем обманывать трудящихся.

В настоящее время, способность египетского рабочего класса противостоять реакционности доказывается не только массовостью выступлений, но и развитым классовым сознанием, выраженном в лозунгах «Ни Мурси, ни военщины!», «Революция – не государственный переворот».

Однако, как «арабская весна» достигла своего апогея с ростом активности пролетарской молодежи в Испании, так и рабочее движение в Египте способно остановить надвигающуюся резню, если получит поддержку от пролетариев других стран, в первую очередь, солидарность и массовые выступления пролетариата в центральных государствах мирового капитализма.

Перед Первой мировой войной, Роза Люксембург заявила рабочим всего мира, что капитализм приведет либо к социализму, либо к варварству. Век концентрированного буржуазного варварства стал последствием неспособности мирового пролетариата продолжить революцию, начатую для прекращения империалистической бойни 1914-1918 гг. Сегодня ставки еще выше – дальнейшее существование капитализма может закончиться уничтожением всего живого на Земле. Крах общественных отношений, водворение произвола кровожадных и вооруженных до зубов государственных банд, – таков путь к варварству, и он ярко освещен событиями в Сирии. Сопротивление угнетенных и эксплуатируемых, защита человеческой жизни и достоинства, реального будущего для всего человечества, – вот какую надежду дают социальные движения в Турции и Бразилии. Египет стоит на пересечении этих двух радикально различных вариантов, и в этом смысле он является символом дилеммы, стоящей перед всем человечеством.

10:07:2013

_____________________

[1]. http://www.guardian.co.uk/world/2013/may/16/egypt-worst-economic-crisis-1930s

[2]. http://www.libcom.org/forums/news/we-can-smell-tear-gas-rio-taksim-tahrir-29062013