Восстания в Египте и арабских государствах: тень развития классовой борьбы

 


На момент написания статьи социальная ситуация в Египте оставалась напряженной. Миллионы людей вышли на улицы, не смотря на комендантский час и не страшась государственного давления и кровавых репрессий. В то же самое время не прекратилось социальное движение в Тунисе: не смотря на отставку президента Бен Али, перестановки в правительстве и обещания выборов не удалось заглушить глубокое недовольство населения. В Иордании тысячи демонстрантов выразили свое возмущение растущей нищетой. Протесты прокатились по Алжиру, Ливии, Бахрейну и другим странам региона.


СМИ и различные буржуазные политики говорят о «восстаниях в арабском мире», акцентируя внимание на региональной специфике, на отсутствии демократии в этих странах, на недовольстве населения необходимостью лицезреть одни и те же лица у власти в течение десятков лет.


Все это верно: Бен Али, Мубарак, Рифаи, Бутефлика – настоящие гангстеры, карикатурное воплощение буржуазной диктатуры. Но, прежде всего, эти социальные движения имеют не региональный характер, а принадлежат эксплуатируемым всех стран. Взрыв недовольства вызван нарастанием общемирового экономического кризиса, который все глубже погружает огромное количество людей в нищету.


За Тунисом последовал Египет. «Вирус» восстаний в арабских странах (особенно в Северной Африке), которого так опасался правящий класс, стал быстро распространяться. Населению, столкнувшемуся с экономическими трудностями, вызванными мировым экономическим кризисом, также пришлось столкнуться с безжалостными репрессивными режимами. И перед лицом массовых выступлений трудящихся правительства и руководители показали свою истинную суть, показали, что буржуазия – это класс, правящий с помощью голода и убийств. Единственный ответ, который хозяева жизни могут дать – это слезоточивый газ и пули. И речь не только о «диктаторах» определенных регионов. Западные «демократические» правительства, как правые, так и левые, долгое время были друзьями и союзниками диктаторов арабских стран в деле поддержания капиталистического порядка. Хваленая стабильность этих стран, правительства которых боролись против радикального исламизма, в течение десятилетий была основана на полицейском терроре. И наши добрые демократы успешно закрывали глаза на практику пыток, коррупцию и атмосферу страха, с помощью которых эти режимы управляли населением. Прикрываясь словами о стабильности, невмешательстве во внутренние дела, мире и дружбе между народами, Запад поддерживал эти режимы в своих грязных империалистических интересах.


Социальное восстание в Египте


В Египте были убиты десятки, а возможно и сотни человек, тысячи оказались ранеными или арестованными. Падение Бен Али стало детонатором взрыва: оно вызвало огромную волну надежды среди населения арабских стран. Также мир стал свидетелем вспышек отчаяния – серии самоубийств в Алжире, Марокко, Мавритании, Западной Сахаре, Саудовской Аравии и Судане – особенно среди молодых безработных. В Египте выдвинуты лозунги, подобные лозунгам в Тунисе: «Хлеб, свободу, достоинство!». Это четкий ответ на основные проблемы, порожденные мировым экономическим кризисом: безработицу (в Египте она затрагивает 20% населения), отсутствие безопасности (четверо из десяти граждан Египта живут ниже черты бедности, а также есть свидетельства, что некоторые вынуждены добывать пропитание на мусорных свалках Каира), роста цен на предметы первой необходимости. Лозунг «Мубарак, уходи!» был взят непосредственно от тунисцев, которые требовали отставки Бен Али. Демонстранты в египетской столице провозгласили: «Это не наше правительство, они наши враги». Египетский журналист сказал корреспонденту Figaro: «ни одно политическое движение не может утверждать, что начало эти демонстрации. Это улица, которая выражает сама себя. Людям ничего терять. Это не может больше продолжаться». Одна фраза у всех на устах: «Мы больше не боимся».


Еще в 2008 году работники текстильной фабрики в городе Махалла, что к северу от Каира, вышли на забастовку с требованием повысить зарплату и улучшить условия труда. Для поддержки рабочих и призыву к всеобщей забастовке 6 апреля, группа молодых людей самооорганизовалась через Facebook и Twitter. Тогда правительству пришлось арестовать сотни демонстрантов. Наученное этим опытом, египетское правительство заблокировало доступ в интернет заранее (чего не сделало руководство Туниса).


Во вторник, 25 января, в так называемый «Национальный день полиции», десятки тысяч демонстрантов вышли на улицы Каира, Александрии, Танта и Суэца и столкнулись с силами правопорядка. За этим последовали многодневные столкновения, но насилие со стороны государственных органов только усиливало гнев и недовольство. В эти дни спецназ применял слезоточивый газ, резиновые пули и боевые патроны. Власти также широко использовали «baltageyas» – бандитов, находящихся под непосредственным контролем государства и специализирующихся на разгоне демонстраций, а также многочисленных агентов государственной безопасности в гражданской одежде, проникающих в среду демонстрантов.


В пятницу, 28 января, в выходной день, около полудня, несмотря на запрет публичных мероприятий, демонстранты вышли из мечетей, и на улицах оказалось множество людей, не подчиняющихся полиции. Этот день был назван «Днем гнева». Правительство отключило интернет, мобильную связь и даже стационарные телефоны. Тем не менее, движение разрасталось: вечером демонстранты массово нарушали комендантский час в Каире, Александрии, Суэце… Полиция использовала водометы против демонстрантов, состоящих в основном из молодежи. В Каире люди сначала приветствовали солдат как героев освобождения, и даже произошло несколько попыток братания с армией (по крайней мере, в одном случае удалось отговорить колонну бронемашин от поддержки правительства). Некоторые полицейские сняли свои нарукавные повязки, и присоединились к демонстрантам. Но очень скоро в других областях армейские подразделения открыли огонь по демонстрантам. Глава армии Сами Анан, который возглавлял военную делегацию США на переговорах в Пентагоне, спешно вернулся в Египет. Многие полицейские машины и участки, также как и штаб-квартира правящей партии были сожжены, а Министерство информации разгромлено. Было сожжено и правительственное здание в Александрии. В Мансуре произошли ожесточенные столкновения, в результате которых несколько человек погибли. Многие протестующие стремились захватить государственное телевидение, но армия подавила эти попытки.


Около 22:30 показали выступление Мубарака по телевидению, в котором он объявил о смене правительственной команды, перспективах политических реформ и шагах в направлении демократии, но в то же время твердо настаивал на необходимости сохранить «безопасность и стабильность Египта против попыток дестабилизации». Это выступление только усилило недовольство и решимость населения.


Беспокойство для империалистов


Хотя для демонстрантов Тунис стал примером, сложившуюся ситуацию буржуазия оценивала по-разному. Тунис является относительно небольшой страной, и он представляет определенный интерес главным образом для Франции[1]. Совсем другое значение имеет Египет, который является самой густонаселенной страной в регионе (более 80 млн. жителей), и который занимает ключевое стратегическое положение на Ближнем Востоке, что особенно важно для американской буржуазии. Падение режима Мубарака может привести к региональному хаосу, и это чревато тяжелыми последствиями. Он, наряду с Израилем, является главным союзником США в регионе, и играет решающую роль в израильско-палестинских отношениях, а также в отношениях между «Аль-Фатх» и ХАМАС. Египет до сих пор рассматривался как стабилизирующий фактор на Ближнем Востоке. В то же время политические события в Судане, который находится на грани раскола, делают сильный Египет необходимым всем. Он жизненно важный винтик стратегии США в отношении арабо-израильского конфликта, поэтому дестабилизация в этой стране создает риск того, что восстания перекинуться на многие соседние страны, первым делом в Иорданию, Ливию, Йемен и Сирию. Это объясняет тревогу США, чьи близкие отношения с режимом Мубарака поставили Штаты в очень неудобное положение. Обама и американская дипломатия пытались оказать давление на Мубарака, в то же время стремясь сохранить основы его режима. Вот почему американское руководство постаралось убедить египетского президента действовать мягче. В результате давления из Вашингтона, генерал Омар Сулейман, глава мощной военной силы безопасности, отвечающий за переговоры с Израилем, был назначен на должность вице-президента. Армия приобрела популярность, так как не участвовала в подавлении демонстраций, и не проявляла агрессию к толпе. Перестановки в правительстве дали повод призвать людей вернуться в свои дома, чтобы защитить их от мародеров.


И в других арабских странах ...


Затем восстания перекинулись на Алжир, Йемен и Иорданию. В Амане, столице Иордани, 4000 человек несколько раз выходили на митинги в знак протеста против дороговизны, и требовали экономических и политических реформ, в частности, отставки премьер-министра. Власти сделали несколько дружелюбных жестов, предприняли небольшие экономические меры и провели ряд политических консультаций. Но демонстрации распространились на города Ирбид и Керак. В Алжире 22 января демонстрации в центре столицы были жестоко подавлены, в результате чего пятеро человек погибли и более 800 получили ранения. В Тунисе падение Бен Али не положило конец недовольству. Ответом стало продолжение репрессий. В тюрьмах после ухода Бена Али прибавилось больше заключенных, чем во время столкновений с полицией. Возмущение не исчезло, поскольку те же старые лица остаются у власти. Наконец, 27 января состоялись правительственные перестановки. Были отправлены в отставку наиболее скомпрометированные министры. Но это не уменьшило напряженность. Жесткие полицейские репрессии продолжаются, и ситуация по-прежнему остается накаленной.


Эти взрывы массового спонтанного восстания показывают, что население больше не хочет мириться с нищетой и репрессиями данных режимов. Но они также показывают влияние демократических и националистических иллюзий: на демонстрациях было много национальных флагов. В Египте, как и в Тунисе, недовольство эксплуатируемых подтолкнуло их к борьбе за демократию. Ненависть населения к режиму сосредоточилась на личности Мубарака (в Тунисе на Бен Али). Это значит, что экономические требования против бедности и безработицы были низведены на задний план всеми буржуазными СМИ. Такое освещение событий позволяет правящему классу в демократических странах проталкивать идею среди рабочих своих государств (особенно это касается развитых капиталистических стран) будто данные «народные восстания» не порождены той же причиной, которая ведут к сопротивлению рабочих Запада: банкротством мирового капитализма.


К развитию классовой борьбы


Этот взрыв социального гнева порожден обострением мирового кризиса капитализма, который остро чувствуется в странах, находящихся на периферии системы, где до сих пор господствуют войны и империалистическая напряженность. Положение на периферии превращается в важный политический фактор, с которым буржуазии придется считаться все больше и больше. Но рост этих восстаний против коррумпированных лидеров, наживающих огромные состояния, в то время как большинство населения голодает, не может привести восставших к выходу из создавшегося положения в одиночку, без помощи эксплуатируемых из других регионов мира. В тоже время эта борьба является признаком назревания социальных конфликтов, которые не могут не вырваться на поверхность и в наиболее развитых странах, как ответ на ту же самую проблему: падение уровня жизни, рост нищеты, массовую безработицу среди молодежи.


Уже возникают молодежные бунты в Европе против бесперспективности для них мирового капитализма, что, в частности, демонстрирует борьба студентов во Франции, Англии и Италии. Одним из последних примеров является Голландия: в Гааге 22 января 20 тыс. студентов и преподавателей собралось перед зданием парламента и министерства образования. Они протестовали против резкого роста платы за поступление в университет. От них требуют платить на 300 евро в год больше, в то время как бюджет предусматривает сокращение 7 тыс. рабочих мест в этом секторе. Это была одна из наиболее важных студенческих демонстрации в стране за последние 20 лет. Демонстрации были жестоко подавлены полицией.


Данные социальные движения являются признаком международного развития классовой борьбы, даже если в арабских странах рабочий класс еще не проявил себя в качестве самостоятельной силы и поддерживал некоторые буржуазно-демократические требования непролетарских слоев.


Во всем мире расширяется пропасть между правящим классом – буржуазией, которая демонстрирует свое богатство с бесстыдным высокомерием, и массой эксплуатируемых, погружающихся все глубже в бедность и лишения. Эти общие проблемы трудящихся всех регионов Земли порождают тенденцию к объединению пролетариев всех стран, к созданию их единого фронта, в то время как буржуазия может ответить на негодование масс только новыми мерами ужесточения экономии, а также репрессиями и пулями.


Бунты и социальная борьба неизбежно примут в ближайшие годы в различных регионах многообразные формы. Сильные и слабые стороны этих социальных движений не будут везде одинаковы. В одних случаях их недовольство, решительность и мужество будут хорошим примером для всех остальных. В других методы и массовый характер борьбы позволит открыть новые перспективы и установить перевес сил в пользу рабочего класса – единственной социальной силы, которая может предложить будущее человечеству. В частности, концентрация и опыт пролетариата в «центральных» странах, являющихся сердцем мирового капитализма, будет иметь громадное значение. Без международного единства пролетариев всех стран, и без массовой мобилизации рабочих в главных государствах капиталистической системы для помощи товарищам по классу из других регионов, социальные бунты на периферии капитализма окажутся обреченными на бессилие и попадут под господство той или иной фракции правящего класса. Только общемировая интернациональная борьба всего рабочего класса, его солидарность, его единство, его организованность и его сознательность в состоянии поднять все угнетенные слои общества на борьбу против упадочного капитализма и строительство нового общества, основанного на принципах социальной свободы.


30.01.2011


________________________________________


[1] Франция являлась одним из главных сторонников Бен Али, хотя теперь она была вынуждена перед всем миром «покаяться в этом грехе». Однако Франция выглядела весьма комично, так как в то же самое время она еще продолжала поддерживать Мубарака.